Осознание тяжелейших последствий мирового экономического кризиса должно побудить Вашингтон и Москву к налаживанию более плодотворных отношений - без каких-либо иллюзий относительно общности ценностей. Нет никаких причин, мешающих улучшению экономических отношений между США и Россией при президентах Бараке Обаме и Дмитрии Медведеве.

Сфер взаимной заинтересованности у двух стран немало. В своем нашумевшем выступлении в Мюнхене 7 февраля вице-президент США Джозеф Байден (Joseph Biden) обрисовал линию администрации Обамы: 'Пришло время нажать кнопку перезагрузки и вновь подумать о ряде сфер, где мы можем и должны взаимодействовать'. Он также отметил: 'Разногласия не мешают Соединенным Штатам и России сотрудничать по тем направлениям, где их интересы совпадают'. Одна из наиболее очевидных областей взаимной заинтересованности - нормальные экономические связи между двумя странами. Эта сфера в последние годы по большей части оставалась без внимания.

Сотрудничество США с Россией в вопросах экономической интеграции дает возможность расширить и углубить двусторонние отношения в целом. Экономическое сотрудничество создаст капитал доброй воли и доверия, что может облегчить обсуждение других направлений взаимодействия, например, по обеспечению режима нераспространения и иранской ядерной программе. Крайняя ограниченность нынешнего объема двусторонней торговли и капиталовложений - на долю США приходится всего 4 % международного товарооборота России и прямых иностранных инвестиций в этой стране - позволяет сделать вывод о наличии весьма значительного потенциала для развития взаимовыгодных экономических отношений.

Одна из причин, по которым прямые американские инвестиции в России столь невелики, заключается в том, что у США нет ратифицированного двустороннего договора об инвестициях (ДДИ) с Москвой. Россия имеет подобные соглашения с 38 странами, в том числе большинством ведущих экономических держав мира и большинством членов Евросоюза. В результате американские компании как правило вкладывают капиталы в российскую экономику через свои европейские филиалы, поскольку в этом случае они пользуются большей правовой защитой. Россия четко заявляет, что хотела бы заключить ДДИ с Соединенными Штатами, и этот вопрос включен в Декларацию о стратегических рамках американо-российских отношений, подписанную в апреле прошлого года в Сочи тогдашними президентами Джорджем Бушем и Владимиром Путиным.

ДДИ стал бы также стимулом для российских капиталовложений в Соединенных Штатах. Зарубежные инвестиции не только создают для американцев рабочие места, но и 'способствуют экономической взаимозависимости', как отметил профессор Йельского университета Олег Цивинский в статье, опубликованной Moscow Times 23 октября прошлого года. 'Вкладывая капиталы в американские и европейские активы, - поясняет Цивинский, - российские государственные и деловые элиты приобретают 'долю' в глобальной экономике. Это должно улучшить взаимопонимание, и привести к более разумной и ответственной внешней политике'. Соединенные Штаты должны взаимодействовать с Россией в целях обеспечения ее собственной открытости для зарубежных инвестиций и правовых гарантий защиты инвесторов.

Важнейший вопрос, связанный с положением России в мировой экономике - ее вступление во Всемирную торговую организацию. Она - единственная крупная экономическая держава, остающаяся за пределами ВТО. США последовательно выступают за присоединение России к Организации, а также другим международным экономическим институтам, поскольку подобная интеграция способствует не только развитию торговли, но и утверждению в России правовых международных норм экономической деятельности, влияя тем самым на политику Кремля в конструктивном русле. Соединенным Штатам необходимо и дальше поддерживать вступление России в ВТО, и работать над устранением препон, исходящих как от Москвы, так и от самой торговой организации.

Россия уже проявила себя активным и ответственным членом правления Международного валютного фонда (International Monetary Fund) и Всемирного банка. В 2007 г. она в конструктивном духе предложила собственного, весьма уважаемого кандидата на пост управляющего директора МВФ. Экономическая интеграция даст российскому руководству дополнительные возможности для дальнейшего расширения сотрудничества с мировым сообществом.

Кроме того, с 1997 г. Россия является полноправным членом 'Группы восьми', хотя в финансовую 'большую семерку' она по-прежнему официально не входит. Администрации Обамы следует последовать примеру, который недавно подала ей команда Буша, и уделить больше внимания и ресурсов развитию формата 'большой двадцатки', - созданной, кстати, еще администрацией Клинтона в 1998 г. - отдавая ей предпочтение перед 'восьмеркой', которая все больше выглядит экономически неактуальным порождением институциональных структур времен 'холодной войны'. Россия разделяет эту точку зрения.

Выступая в октябре прошлого года в Эвиане, Медведев выразил немалую заинтересованность в реформировании устаревшей системы управления международными финансами. Хотя предложения России были не слишком конкретны, подобные усилия следует приветствовать, даже если взгляды Москвы на эту проблему подчас расходятся с точкой зрения Вашингтона.

Важное значение имеет и присоединение России к Организации экономического сотрудничества и развития (Organisation for Economic Co-operation and Development). Подобно ВТО, ОЭСР имеет мощную правовую основу, требуя от новых членов принять перед вступлением целый ряд норм. Членство в Организации предусматривает такие обязательства, как соблюдение международных стандартов в плане законности, транспарентности и прав собственности, которые реализуются во взаимодействии с другими странами-участницами - прежде всего нашими ближайшими европейскими союзниками.

Еще один барьер на пути экономического сотрудничества двух стран представляет собой Поправка Джексона-Вэника, требующая от исполнительной власти ежегодно удостоверять перед Конгрессом, что в России не существует ограничений на эмиграцию евреев. Этот пережиток 'холодной войны' уже не выполняет никаких полезных функций, поэтому администрации Обамы и Конгрессу следует устранить этот реликт, что способствовало бы вступлению России в ВТО.

В апреле 2008 г. США и Россия подписали 'Соглашение 123' о сотрудничестве в области мирной ядерной энергетики; оно может иметь большое коммерческое значение. Осенью Сенат был готов его ратифицировать, однако из-за российско-грузинской войны администрация Буша отозвала соответствующий запрос. Когда наступит подходящий момент, это соглашение следует ратифицировать.

Властям США необходимо усиливать поддержку экспорта и создавать условия для американских компаний, заинтересованных в деятельности на российском рынке. Для этих целей существуют Экспортно-импортный банк и Корпорация по частным инвестициям за рубежом (Overseas Private Investment Corporation), однако поддержку их деятельности следует увеличить, особенно в нынешних кризисных условиях. Соединенные Штаты также должны развивать двусторонний экономический диалог с участием государственных и деловых структур всех уровней на основе формата 'Американо-российский экономический диалог', действующего с апреля прошлого года.

Экономические отношения США и России могут и должны носить куда более продуктивный характер.

Андерс Аслунд - старший научный сотрудник Института международной экономики им. Петерсона (Peterson Institute for International Economics). Эндрю Качинс - старший научный сотрудник и директор Программы по изучению России и Евразии Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic & International Studies). Они являются соавторами книги 'Россия: подведем баланс' ("The Russia Balance Sheet"), выходящей в свет в апреле 2009 г.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.