По-видимому, президент Обама хочет 'перезагрузить' американо-российские отношения. На прошлой неделе президент сообщил о том, что он направил своему российскому коллеге Дмитрию Медведеву (не столь) секретное письмо, в котором был 'затронут широкий круг вопросов'. Сенсационное предложение было логичным: если Москва поможет предотвратить превращение Ирана в ядерную державу, то Вашингтон приостановит реализацию противоракетного проекта в Польше и Чехии или даже вообще откажется от него.

Звучит здорово, попробовать стоит - но неудача гарантирована.

Этот 'обмен' ни к чему не приведет, потому что он противоречит стратегическому расчету администрации Путина-Медведева. Выражаясь на языке шахмат, любимого развлечения русских, Вашингтон, по мнению Москвы, предложил пожертвовать пешкой ради ферзя.

Помимо миллиарда долларов, которые Россия зарабатывает на контракте по строительству атомной электростанции в Бушере (и миллионов долларов, получаемых от продажи обычных вооружений и военных технологий, включая ракеты 'поверхность-земля'), 'посредничество' и интриги вокруг ядерной программы Ирана дали Москве то, в чем она нуждается больше всего - возможность почувствовать себя вновь великой державой.

Игра за статус

Каждый раз, когда Россия заявляет особое мнение в Совете Безопасности ООН, ведущие промышленно развитые демократические страны обходятся с ней как с равной - такого статуса не дает ей ни нефтегазовая экономика, ни уровень жизни (не говоря уже о неоавторитарной политической системе) - Кремлю кажется, что он все ближе к достижению своей великодержавной цели. Твердо намеренная восстановить хотя бы часть ключевых геостратегических активов, потерянных при распаде Советского Союза, Россия считает свою роль в иранском кризисе пропуском за стол ключевых мировых игроков на Ближнем Востоке и переговорным козырем.

Более того, роль 'защитницы' одного из крупнейших мусульманских государств от Запада позволяет Москве заручиться благожелательным отношением многих мусульман. А это, наряду с доброй волей Ирана, исключительно важно для поддержания хотя бы подобия мира на мусульманском Кавказе России. В этом регионе царит напряженная атмосфера, действуют международные террористические организации, а значительную часть населения составляют безработные и недовольные молодые мужчины.

Важнее всего то, что внешнюю политику страны почти всегда формируют внутриполитические и идеологические соображения. Наряду с экономическим ростом, программа прокремлевских СМИ в стиле 'Россия встает с колен' обеспечила режиму легитимность и народную поддержку.

Пришлось умерить пыл

Однако Россия переносит экономический кризис гораздо хуже, чем другие страны Группы восьми, и он быстро ослабляет позиции правительства. В результате, международный престиж России - наряду с назойливыми предупреждениями о совершенно фиктивных угрозах со стороны Запада - становится еще важнее для стабильности режима.

Что предложил Обама в обмен на этот осязаемый, увесистый кусок стратегических и политических интересов России?

Крошечный оборонительный комплекс из 10 противоракет, который, возможно, будет готов к применению лишь через много лет, а, может, и не будет готов вообще. (И никто не воспринимает всерьез заявления России о том, что эта система может нанести какой-то урон ядерному арсеналу Москвы, состоящему более, чем из 700 ракет).

Для того, чтобы отвергнуть предложение Вашингтона, не нужно быть чемпионом мира по шахматам Гарри Каспаровым, который, кстати, теперь возглавляет российскую оппозицию.

На встрече государственного секретаря Хиллари Клинтон с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым на прошлой неделе 'большая сделка' была отложена до встречи Обамы с Медведевым 2 апреля на лондонском саммите Группы двадцати.

До не стоит ждать 'официального' отказа, президент Обама. Задумайтесь о следующем ходе.

Леон Арон - научный сотрудник и директор российских исследований в Американском институте предпринимательства, автор книги 'Российская революция: эссе 1989-2006' (Russia's Revolution: Essays 1989-2006)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.