Экономическую политику президента Барака Обамы следует рассматривать в надлежащем контексте - в контексте борьбы между американским и глобальным капитализмом. Мы привыкли считать глобальный капитализм логическим продолжением национального, и тот факт, что между ними идет борьба, ускользал от нас, пока они не уничтожили друг друга. Сейчас Обама пытается вернуть их к жизни.

В эпоху расцвета американского капитализма локальный экономический рост подстегивал национальный, а он, в свою очередь, способствовал благосостоянию рабочей силы. Американская промышленность порождала рабочие места, создавая, таким образом, покупателей. Состояние страны было вплотную связано с состоянием национальной промышленности, пусть даже она находилась в частных руках. Автомобильные заводы 'Форда', например, кормили целые города, давая работу их жителям поколение за поколением. Купить 'форд' значило инвестировать в благосостояние Америки.

Однако капитализм по своей природе движим конкуренцией и непрекращающимся поиском прибыли. Американский капитализм со своими профсоюзами, правами работников, минимальной зарплатой и правами потребителей стоял на пути дешевого труда, дешевых товаров и конкуренции за большую прибыль. В результате сегодня бренд американского капитализма переживает кризис.

Глобальный капитализм процветает в тех случаях, когда на государственные границы и законы можно не принимать во внимание. В 1980 годы - эпоху приватизации и структурных реформ- страны третьего мира открывали свои экономики, чтобы получать иностранную помощь. Это позволяло межнациональным корпорациям не беспокоиться о трудовом законодательстве, минимальной зарплате и медицинском страховании и спокойно получать сверхприбыли.

Идеологическим оправданием перехода от американского капитализма к глобальному послужил призыв Рональда Рейгана (Ronald Reagan) к ограничению роли государства в экономике. В реальности это означало отход от идей социального государства, в сочетании с либерализацией внешней и внутренней торговли.

Во время восьмилетнего правления Билла Клинтона (Bill Clinton) на идеологию 'свободы для свободного рынка' ссылались сторонники заключенного в 1992 году Североамериканского соглашения о свободной торговле. К моменту прихода к власти Джорджа Буша (George Bush) в 2000 году, государство и регулирование торговли стали жупелом. Предполагалось, что свободный рынок должен быть полностью свободным, саморегулирующимся и самокорректирующимся. Поскольку рынок в поисках прибыли не может работать против себя, он будет обуздывать жадность и невоздержанность, защищая работников и потребителей.

Контроль над рынком был оставлен на милость самого рынка, население уверовало в рыночную идеологию Клинтона, и тут глобальный капитализм одержал верх над американской моделью и американцами, рабочие места которых уплыли за границу. До Рейгана, американский капитализм говорил американцам: 'Мы преуспеваем, только если вы преуспеваете'. К правлению Буша мы пришли с новым лозунгом: 'Вы преуспеваете, только если преуспеваем мы'.

Потом Буш втянул Америку в Иракскую войну, дорого обошедшуюся стране, стоившую ей международной репутации и унесшую множество американских и иракских жизней, Экономический крах не мог не привести к идеологическому кризису, граничащему с кризисом идентичности. Возник вопрос: чем мы стали? Кандидатура Обамы лучше соответствовала обстановке, чем кандидатуры Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) и Джона Маккейна (John McCain), и позволяла американцам преодолеть страх и сомнение.

Избрав Обаму, американский народ поручил ему работу достойную Геракла. Ему предстоит воскресить американский капитализм, одновременно не позволив США утратить роль ведущего игрока глобального капитализма.

В своей речи, произнесенной в Конгрессе 24 февраля, Обама назвал кризис результатом в том числе 'обогащения богатых' и снятия ограничений ради 'сиюминутной прибыли за счет здоровья рынка'. Его антикризисный план стоимостью в 787 миллиардов долларов стал попыткой вернуть к жизни американский капитализм. Он обещает инвестировать в развитие технологий, покончить с нефтяной зависимостью с помощью возобновляемых источников энергии, спасти серьезно пострадавшую автомобильную промышленность, улучшить положение в сферах образования, здравоохранения, жилья и занятости.

При этом Соединенные Штаты остаются вовлеченными в глобальный капитализм. Китаю принадлежат казначейские обязательства США на сумму 700 миллиардов долларов. Поэтому Америка вынуждена продолжать покупать китайскую продукцию, что, по иронии судьбы, может только замедлять рост американского капитализма. В то же время, США приходится бороться с Китаем, Евросоюзом, Россией, Японией и Индией за доступ к сырью и минералам, новым рынкам, дешевой рабочей силе, и - по крайней мере, в настоящий момент - нефти.

Обама не ищет альтернативы капитализму. Это не в его силах. Ему приходится одновременно возрождать национальную экономику и отвечать потребностям глобального капитализма. Однако пока нельзя быть уверенным в том, что эти две модели капитализма когда-нибудь научатся сосуществовать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.