Президент Обама очень убедительно говорил о проблеме энергетической независимости нашей страны, называя ее одной из трех проблем, требующих скорейшего решения.

Автор свежей книги "План: как спасти общество в день, когда кончится нефть, а лучше за день до этого" Эдвин Блэк (Edwin Black) в недавней беседе со мной обрисовал черты надвигающегося кризиса и набросал план спасения страны - а перебои с нефтью способны парализовать ее буквально за пару недель. Но в правительстве никто, кроме вечно нервных экспертов по нефтяному кризису из департамента энергетики, не обратил на это внимания.

Вот список недавних событий, которые способны перевернуть все вверх дном и приблизить нас к катастрофическому конфликту с ужасными последствиями для нас, и к которым администрация Обамы абсолютно не готова.

Первое. Второго февраля Иран запустил свой искусственный спутник, причем на этот год Тегераном запланирован запуск еще нескольких, что позволит Ирану иметь постоянное присутствие в космосе, которому впоследствии легко можно будет придать военный характер. Военные стратеги США испытывают большое беспокойство по этому поводу.

Второе. Несколько дней назад представители Международного агентства по атомной энергетике признали, что потенциал ядерного арсенала Ирана был недооценен ими примерно на треть. Сейчас в распоряжении Ирана находится 2227 фунтов ядерных материалов. В состав этого арсенала входит приблизительно 700 килограммов материалов, содержащих уран-235, - а этого достаточно для создания по меньшей мере одной бомбы.

Третье. Иран ускорил процесс обогащения урана, пустив в ход несколько тысяч новейших центрифуг. Для ускоренного обогащения урана с целью производства материала для бомб требуется шесть тысяч центрифуг; в настоящий момент их работает более 5400, в том числе 164 новых центрифуг ИР-2 и ИР-3 собственного иранского производства. Новые иранские центрифуги по эффективности превосходят закупаемые за рубежом П-2. В Вашингтоне уже сложилось мнение, что Иран, несмотря на все протесты, действительно стремится иметь ядерные ракеты. Что касается вызвавшего массу споров отчета ЦРУ за 2008 год, в котором утверждалось, что Иран не пытается завладеть ядерным оружием, то этот сомнительный документ уже отправился на свалку истории как полный ошибок.

Четвертое. Новым премьером Израиля должен стать Беньямин Нетаньяху, а он обещает начать действовать до того, как Иран сможет воплотить свою атомную угрозу в жизнь. Генерал-майор военной разведки Израиля Амос Ядлин подтвердил на этой неделе, что Ираном уже пройден рубеж, за которым может начаться создание вооружений. Ситуация висит на волоске, так как ни Израиль, ни Иран не исключают нанесения упреждающего удара. А следовательно, события последних трех недель резко приблизили кровавый эндшпиль.

Недавнее турне Хилари Клинтон по Ближнему Востоку было не только отличным поводом попозировать для камер, но и благородным начинанием, породившим великое множество неоднозначных выводов, но вот смягчению иранского кризиса оно никак не поспособствовало.

Да, Израиль продолжает заниматься саботажем оборудования, убийствами иранских ученых и дипломатией, причем по-крупному. Но добиться он ничего не может и только гадает - сколько еще можно ждать? Дни? Недели? Месяцы?

Не забывайте, партнер Тегерана по ядерной программе - это Москва. Именно Россией были предоставлены практически все материалы для строительства ядерного реактора в Бушире, именно из России прибыли тысячи инженеров. Премьер-министр Владимир Путин принял решение предоставить полностью готовые системы противовоздушной обороны С-300, способные одновременно отслеживать пути десятков целей, вторгающихся со стороны Израиля, и уничтожать их. Но системы С-300 полностью войдут в строй только спустя несколько месяцев: таким образом, у армии Израиля есть небольшой промежуток времени, чтобы начать действовать. Москва чувствует это, и поэтому она тихо согласилась приостановить поставки ракет в Иран, боясь, что это лишь приблизит момент, когда Израиль нанесет удар.

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад постоянно обещает сорвать или же предотвратить любой шаг со стороны Израиля, перекрыв Ормузский пролив и уничтожив бесценный нефтяной терминал Рас-Танура вместе с саудовским месторождением Абкайк. Эту угрозу Тегеран может выполнить с легкостью, нужен только бомбардировщик или ракета.

По мнению Эдвина Блэка, любой из этих трех ходов мгновенно остановит сорок процентов морских поставок нефти, восемнадцать процентов всей торговли нефтью в мире, или же около двадцати процентов поставок нефти, постоянно требующихся Америке.

Низкие цены на бензин никак не помогут нам в случае перебоев с нефтью. Если нефти не будет, то ее не будет ни по какой цене. На бензоколонках вывесят сумасшедшие ценники. Россия и Саудовская Аравия придут в восторг, видя, как стоимость галлона превысила пятнадцать долларов. И тогда восстановление экономики станет вообще невозможным. Никто не сможет оплатить даже поездку на биржу труда. Америке придется воевать.

Надо сказать, что стремительное падение цены нефти до тридцати пяти долларов за баррель загнало Америку в опасную нефтяную зависимость. Мы потребляем около 20 миллионов баррелей в день; Канада, например, поставляет около десяти процентов от этого количества, но для его производства требуется цена в 70 долларов за баррель. А при цене в тридцать пять долларов быстрый рост экономики Канады практически прекратился. Стратегического запаса неочищенной нефти хватит только на два месяца. По данным, представленным в книге Блэка, длительное прекращение поставок приведет к сценарию наподобие событий из постапокалиптического мира фильма "Безумный Макс" (Mad Max).

При всем этом администрацией Обамы не было выдвинуто никакого гибкого плана. Что же делать? Чтобы не погибнуть, Америка должна модернизировать свои двести пятьдесят миллионов ненасытных автомобилей и резко ускорить поиски альтернативных видов топлива. Уже сейчас у нас есть такие технологии, как: сжиженный природный газ, водород, электричество, биотопливо, спирт небиологического происхождения, метанол и некоторые другие.

Мы можем заставить ребят в Детройте, чтобы они начали модернизацию прямо сейчас. Мы должны отменить санкции Агентства по охране природы, мешающие переводу транспортных средств с нефтепродуктов на другие виды топлива. Господин президент, вы так расшвыриваетесь миллиардами - лучше бы вы выделили пару-тройку на то, чтобы пережить надвигающийся период экономической и нефтеполитической слабости и уязвимости.

Предложите какой-нибудь план.