Какова методика подсчета самого смертоносного в мире оружия? Следует ли отделять ядерные боеголовки от носителей - ракет? Должны ли попасть под сокращение обычные боеголовки?

Эти вопросы, напоминающие о советско-американских переговорах по контролю над вооружениями времен 'холодной войны', вновь оказались в международной повестке дня сегодня, когда Вашингтон и Москва пытаются 'перезагрузить' двусторонние отношения.

'Контроль над вооружениями - та сфера, в которой у США и России существует самая долгая история сотрудничества, и это наиболее удобная стартовая площадка, чтобы начать с чистого листа', - отмечают Эндрю Качинс (Andrew Kuchins) из Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic & International Studies) и Андерс Аслунд (Anders Aslund) из Института международной экономики им. Петерсона (Peterson Institute for International Economics) в новой книге об американо-российских отношениях.

В то же время, хотя госсекретарь США Хиллари Родэм Клинтон (Hillary Rodham Clinton) и российский министр иностранных дел Сергей Лавров договорились на прошлой неделе, что проблемы контроля над вооружениями - и в частности, разработка нового соглашения, развивающего Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ), заключенный в 1991 г. (срок его действия истекает в декабре нынешнего года) - займут центральное место в их текущей повестке дня, между двумя странами сохраняются фундаментальные разногласия.

Одной из сфер, где существуют серьезные расхождения, по словам дипломатов и аналитиков, являются принципы подсчета подлежащих сокращению вооружений. Американцы засчитывают только 'оперативно развернутые' боеголовки, а россияне настаивают, чтобы в ориентиры по сокращению включались все стратегические вооружения.

'Будущая договоренность должна быть юридически обязывающей', - отметил на прошлой неделе российский президент Дмитрий А. Медведев в своем послании участником ооновской Конференции по разоружению; делегатам его зачитал министр Лавров. 'Не менее важно, чтобы документ был ориентирован на перспективу и ограничивал не только боезаряды, но и стратегические средства их доставки - межконтинентальные баллистические ракеты, баллистические ракеты подводных лодок и тяжелые бомбардировщики', - говорится далее в послании.

Поскольку к началу нынешнего десятилетия стороны уже выполнили свои обязательства по СНВ, в 2002 г., Москва и администрация Буша зафиксировали новые ориентиры в Договоре о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП) - его также называют Московским договором. В соответствии с СНП каждая из стран должна была сократить свои ядерные арсеналы до 1700-2200 боеголовок, и сегодня они достигли верхнего 'порога' этого диапазона, поясняет Дэрил Дж. Кимболл (Daryl G. Kimball), исполнительный директор Ассоциации по контролю над вооружениями (Arms Control Association - АКВ).

В статье, опубликованной летом прошлого года в журнале АКВ Arms Control Today, высказывалось предположение, что 'максимально допустимый количественный уровень стратегических ядерных сил составит 1700 развернутых боеголовок, и этот ориентир будет достигнут к концу 2012 г.'. Авторами статьи были Роуз Готтемюллер (Rose Gottemoeller), в прошлом заместитель помощника министра энергетики по вопросам нераспространения ядерного оружия, и, до недавнего времени, директор Московского центра Карнеги (Carnegie Moscow Center), и Алексей Арбатов, возглавляющий Центр Международной безопасности при Институте мировой экономики и международных отношений Российской Академии Наук. Ожидается, что г-жа Готтемюллер будет назначена заместителем госсекретаря США по вопросам контроля над вооружениями, что позволит ей серьезно влиять на разработку политического курса Вашингтона.

'Россия вполне может согласиться на 'потолок' в 1700 боеголовок, поскольку это поможет ей сэкономить на расходах по продлению срока службы некоторых устаревших систем, - отмечают авторы статьи. - Это также позволит России увеличить финансирование разумных шагов по модернизации стратегических сил, в частности, средств раннего оповещения и структур командования и оперативного управления.

Подобные ориентиры, однако, могут оказаться более проблематичными для США, особенно если в них будут включены неядерные боеголовки, полагают соавторы. Замена ядерных боеголовок на обычные, за которую выступает Вашингтон, вряд ли будет принята Москвой как один из вариантов сокращения стратегических вооружений.

По словам г-на Кимболла, новый договор мог бы предусматривать различные способы осуществления необходимых сокращений, можно например 'снимать боеголовки' с носителей, уменьшить количество самих носителей и ограничить число боеголовок на каждом из них. Если стороны откажутся от уничтожения какого-то количества сокращаемых ракет, им необходимо будет выработать методы, 'позволяющие другой стороне убедиться, что эти ракеты не несут ядерного оружия', что, по его словам, может оказаться непростым делом.

На деле проверка соблюдения договоренностей представляет собой еще одну серьезную проблему при подготовке России и США к переговорам. СНП не включает соответствующих процедур, поскольку администрация Буша делала основной акцент на 'транспарентности', а не проверке. Подобные меры предусмотрены в СНВ, однако многие из них, по мнению экспертов, уже устарели.

В результате г-жа Готтемюллер и г-н Арбатов предлагают сторонам заключить 'усовершенствованный СНП'. 'Для российской стороны главной целью будет сохранение некоего подобия паритета с США и решение главной проблемы СНП, связанной с отсутствием приемлемых принципов подсчета и соответствующих процедур проверки, - отмечают они. - Для американской же стороны главной целью будет обеспечение достаточной транспарентности в отношении российских стратегических ядерных сил и гарантий, что сокращение этих вооружений не обойдется США слишком дорого'.

Хотя после встречи с г-ном Лавровым на прошлой неделе в Женеве г-жа Клинтон заявила, что 'по СНВ проведена хорошая подготовительная работа', по словам г-на Кимбалла 'никаких решений о конкретных переговорных позициях США не принято'.

В пользу возобновления переговоров говорит также тот факт, что это обернется масштабнейшими позитивными последствиями для американо-российских отношений в целом.

Герт Вайскирхен (Gert Weisskirchen), германский парламентарий и официальный представитель социал-демократической фракции по вопросам внешней политики, заметил в среду, находясь с визитом в Вашингтоне: необходимо оказать поддержку г-ну Медведеву в ситуации, когда он пытается дистанцироваться от жесткой линии премьера Владимира Путина, и когда Россия 'ослаблена' в результате падения нефтяных цен. 'Это могло бы продемонстрировать Медведеву, что Запад готов начать с чистого листа и создать новые рамки взаимоотношений с Россией', - подчеркнул г-н Вайскирхен.

Президенты Обама и Медведев должны встретиться в начале апреля в кулуарах глобального финансового саммита в Лондоне. По словам американских и российских официальных лиц, два лидера по всей вероятности проведут саммит летом нынешнего года, на котором они проанализируют доклады о ходе переговоров, подготовленные их подчиненными, и согласуют основные принципы нового соглашения.

'Мы договорились о плане работы, - сообщила г-жа Клинтон в Женеве, не вдаваясь в подробности. - Мы намерены разработать весьма конкретный 'набор' задач и обязательств. Надеемся, что мы сможем представить их обоим президентам накануне встречи, чтобы они могли договориться о соответствующих указаниях нашим командам переговорщиков'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.