Когда государственный секретарь США Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) подарила министру иностранных дел Сергею Лаврову "кнопку перезагрузки", на которой был написан неправильный перевод слова "reset" на русский, Лавров, как опытный дипломат и выдержанный человек, мог бы просто улыбнуться, поблагодарить за милый жест и не привлекать всеобщего внимания к проколу, но Клинтон не оставила ему выбора, спросив напрямую: "Мы очень старались правильно подобрать русское слово - у нас получилось?"

Но - шутки в сторону - каковы на самом деле шансы наших стран начать отношения с чистого листа? На первый взгляд кажется, что давно настало время попробовать. При администрации бывшего президента Джорджа Буша-младшего (George W. Bush) наши отношения деградировали так, как не случалось с 1985 года. Хуже всего было в августе прошлого года, когда Россия напала на Грузию, и в январе этого, когда Украине отключили газ. И вот - настал благословенный час, на сцену выходит новоиспеченный президент Барак Обама (Barack Obama) и обещает, что отныне внешняя политика США будет чистой и безупречной во всем.

Первой гамбитной комбинацией, осуществленной в рамках стратегического плана Обамы, стало так называемое секретное предложение отказаться от ракетных баз в Польше и Чехии в обмен на помощь в срыве ядерной программы Ирана. Однако это мероприятие было обречено на провал по целому ряду причин.

Во-первых, Россия - не осел, которого можно то бить, то подкармливать, с Россией надо обращаться как с равноправным партнером. Во-вторых, позиция России по вопросу ракетных баз в Центральной Европе состоит в том, что идея эта - дурацкая и что от нее нужно просто отказаться. В Кремле считают, что США пытаются отвратить от себя несуществующую на самом деле угрозу, а потому не следует давать что бы то ни было в обмен на отказ от этого проекта. Кроме того, Кремль подозревает, что истинной целью США является не предотвращение удара со стороны Ирана, а укрепление собственного военного присутствия в Восточной Европе. Что ж, учитывая, что даже не все специалисты в администрации Обамы убеждены в эффективности подобного решения, а также то, что общественное мнение в Чехии настроено против баз, русские вполне могут надеяться, что проект будет похоронен и без уступок с их стороны.

Во время своей предвыборной кампании Обама делал все требуемое с точки зрения политики осуждения злодеяний России: критиковал военные действия в Южной Осетии, отстаивал право Украины и Грузии вступать в НАТО. Эти же мотивы заметны и в высказываниях Майкла Макфола (Michael McFaul), нового специалиста по России из Совета национальной безопасности. Макфол особенно громко осуждал то, что Россия сходит с демократического пути.

Эта якобы новая линия удивительно похожа на ту позицию, которую занимала администрация бывшего президента Билла Клинтона (Bill Clinton): дескать, США и Россия будут друзьями, так как государственные интересы Москвы состоят в том, чтобы интегрироваться с Западом. Предполагается, что спустя некоторое время Кремль сам осознает свою ошибку и признает главенство США. Далее, краеугольным камнем политики США в отношении России должна стать поддержка реформ и перехода к рынку и демократии.

Однако, оставаясь в ранках подобной политики, Вашингтон просто не сможет пойти ни на какие принципиальные уступки по стратегическим интересам России (в понимании Кремля), в частности, по таким вопросам, как противоракетные базы, а также членство Грузии и Украины в НАТО. США выказывают недовольство попытками России сохранять свое влияние в ближнем зарубежье, хотя сами занимаются строительством военных баз вдоль ее границ - от Румынии до Узбекистана - еще с момента окончания "холодной войны".

Нежелание администрации применить новый подход усугубляется целым потоком комментариев, предсказывающих системный коллапс, который должен вскоре постигнуть Россию из-за падения цен на нефть и мирового финансового краха. В США более или менее воцарилось убеждение в том, что процесс усиления России прекратился, перспектив на установление в ней демократии нет никаких, а в целом страна готова вернуться к состоянию инвалидности, как уже было в благословенные с точки зрения американцев 1990-ые. А раз так - какой смысл вообще идти на какие бы то ни было уступки? Проще уж подождать годик, пока валютные резервы совсем не кончатся, а уж тогда заключить сделку на еще более выгодных условиях.

Один вопрос не терпит отлагательств: это вопрос продления договора о сокращении стратегических ядерных вооружений (START), срок действия которого истекает 5 декабря. Принцип взаимного сдерживания показал себя с хорошей стороны, и было бы неразумным резко отказываться от него, учитывая, что Россия до сих пор имеет четыре тысячи боеголовок. Мало того - участие двух сверхдержав в процессе ограничения ядерных вооружений является важнейшим фактором для этого процесса в мировом масштабе. И, хотя многие полагают, что Россия вообще не заинтересована в продлении договора, все же обеим сторонам следует начать двигаться в нужном направлении, просто чтобы успеть к декабрю.

Администрация Буша была готова отказаться от системы, предусмотренной договором START, на тех основаниях, что концепция двустороннего сокращения вооружений казалась ей устаревшей и не дающей армии США развернуться в полную мощь. Неоконсерваторская логика Буша была такова: раз Россия не способна ни модернизировать, ни даже обслуживать свои стратегические ракеты, значит, не в интересах США будет поддерживать с ней паритет, а значит, можно безбоязненно стремиться к полному военному доминированию и гегемонии во всем мире, включая центр Евразии. Администрация Обамы должна отказаться от такого опасного мышления как можно скорее.

Но даже если соглашение по START и будет достигнуто, дальнейшие перспективы по расширению двустороннего сотрудничества выглядят мрачно. США не намерены развязывать руки Москве в отношении ее "ближнего зарубежья", а Россия не готова мириться с претензиями США на гегемонию. А значит, очередное похолодание отношений - лишь вопрос времени.

Питер Рутланд преподает теорию управления в Университете Уэсли и сотрудничает с центром изучения России и Евразии имени Дэвиса при Гарвардском университете

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.