Напряженные отношения между НАТО и Россией идут на поправку. Президент Обама пообещал нажать кнопку перезагрузки, да и сам североатлантический альянс подает позитивные сигналы. Даже у Москвы, попавшей в серьезную беду из-за экономического кризиса и буквально сраженной падением цен на нефть - и у той в голосе появляются примиренческие нотки.

Давайте не будем допускать недопонимание. Никто не забыл войну в Грузии, разжигание истерии в отношении Украины и использование Россией энергии в качестве инструмента угроз и давления. В то же время, было совершенно очевидно, что ледниковый период во взаимоотношениях между Россией и НАТО не мог длиться долго, особенно в связи с тем, что все страны-члены альянса поддерживают двусторонние отношения с Москвой.

Тем не менее, восстановление отношений НАТО-Россия должно строиться на трезвой оценке российского образа мышления. Между североатлантическим блоком и Москвой существуют различные представления как минимум в четырех областях:

(1) НАТО при оценке угроз исходит в основном из намерений потенциального противника. Россия, с другой стороны, имеет привычку расценивать в качестве потенциальной угрозы географическое пространство (и заключенный в рамках этого пространства военный потенциал). Этим можно объяснить многолетние протесты России против процесса численного увеличения НАТО, так как Москва видит в этом экспансию альянса в направлении российских границ.

(2) Россия мнит себя возрождающейся мировой державой, находящейся примерно на том же уровне, что и Соединенные Штаты Америки. Однако такое представление очень далеко от действительности. Российская экономика по-прежнему основана главным образом на продаже энергоресурсов и сырья. Население России к 2050 году может сократиться до 100 миллионов человек, в связи с чем значительные районы на востоке страны окажутся безлюдными. Армия России, несмотря на хвастливые заявления ее руководства, по-прежнему получает явно недостаточное финансирование и плохо оснащена для того, чтобы проецировать свою военную мощь в глобальном масштабе.

(3) Россия продолжает с настойчивой одержимостью культивировать мысль о том, что ее постоянно не понимают и стараются изолировать. Но на самом деле, ее вовлекают во все возможные организации и форумы. Россию приняли в ряды семерки самых развитых в экономическом отношении держав, хотя она явно не соответствовала критериям вступления. Россия играет свою роль в так называемом "ближневосточном квартете", хотя по-прежнему поставляет оружие Сирии. Более того, она постоянно срывает международные попытки прекратить ядерную программу Ирана.

(4) Для североатлантического альянса Совет Россия-НАТО был прежде всего форумом для определения областей взаимных интересов и общих действий. А что касается щепетильных вопросов, то между сторонами периодически существовало так называемое соглашение не соглашаться. Но Россия расценивала этот совет в основном как средство для рассмотрения и решения таких трудных вопросов, а также как инструмент давления на процесс принятия решений НАТО. Это, в свою очередь, было неприемлемо для НАТО как для альянса суверенных государств.

К счастью, диаметрально противоположные представления не исключают сотрудничество. Однако здесь нельзя допускать иллюзий о том, что одним только взаимодействием можно начать процесс перехода России в сторону свободы и демократии. На самом деле, после событий 2008 года прежнего отношения по принципу "все как обычно" у НАТО существовать не должно.

Вместо этого сотрудничество с Россией должно быть сосредоточено на четырех конкретных областях.

- Афганистан. Существует взаимная заинтересованность в стабилизации обстановки в районе Гиндукуша, которая должна послужить основой для реализации целого ряда проектов сотрудничества НАТО и России. В частности, это предоставление маршрутов снабжения, прав пролета через воздушное пространство России, а также совместные действия по борьбе с наркоторговлей.

- Контроль вооружений. Полюбовные и дружественные решения давно уже назрели как в области ядерного оружия, так и в сфере обычных вооружений. Россия в 2007 году приостановила свое участие в Договоре об обычных вооруженных силах в Европе, и он с тех пор пребывает в забвении. Огромное количество тактического ядерного оружия, развернутого в европейской части России, вообще не подпадает ни под какие ограничения. Однако контроль вооружений нельзя больше сводить к "подсчету бобов", как это было во времена "холодной войны". Глобальный экономический кризис и урезание военных бюджетов сами по себе приведут к дальнейшим сокращениям военных арсеналов во всем мире. А переговоры следует в большей степени сосредоточить на проблемах информирования и прозрачности. В этом заинтересованы и НАТО, и Россия.

- Безопасность в Арктике. Последствия глобального потепления приведут к фундаментальным переменам в арктическом регионе. Они окажут свое влияние и на НАТО, и на Россию. В связи с таянием шапки полярного льда будут открываться новые морские пути, а это создаст новые варианты действий в плане стратегии и увеличит опасность экологических катастроф. Еще одним потенциальным источником напряженности и конфликтов может стать соперничество в борьбе за нефть и газ, а также территориальные притязания. Таким образом, главными приоритетами становятся урегулирование кризисов и наращивание мер доверия.

- Сотрудничество НАТО и ЕС с Россией. Президент России Дмитрий Медведев предложил новый общеевропейский миропорядок. Его идеи могут иметь последствия как для североатлантического альянса, так и для Европейского Союза. Данные предложения заслуживают серьезнейшего обсуждения. В то же время, поскольку эти предложения ориентированы в основном на Европу и европейцев, они могут нанести ущерб трансатлантическим взаимоотношениям. Следовательно, в таких условиях совершенно очевидно, что НАТО и ЕС должны дать на эти предложения общий и единый ответ.

Россия имеет право на то, чтобы ее воспринимали серьезно. В то же время, судить о России будут по ее делам, а не по словам. Сотрудничество с Россией возможно только в том случае, если оно базируется не на принятии желаемого за действительное, а на прагматических действиях и конкретных проектах.

Карл-Хайнц Камп - научный директор Оборонного колледжа НАТО (NATO Defense College) в Риме. В статье высказаны его собственные мнения и оценки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.