Пакистан стоит на грани нового политического кризиса. Сложившуюся весьма непростую внутриполитическую ситуацию еще более усугубляют террористические акты, происходящие в этой стране. На прошлой неделе пять пакистанских полицейских и водитель погибли в результате нападения вооруженных боевиков на автобус, перевозивший команду Шри-Ланки по крикету. Семеро спортсменов получили ранения, двое из них - пулевые. Легкие телесные повреждения получил также помощник тренера - британец Пол Фарбрэйс.

Пакистан пригласил команду Шри-Ланки после того, как крикетисты из Индии и Австралии отказались приехать в страну по соображениям безопасности из-за трагедии в Мумбае в ноябре прошлого года, где жертвами массированной атаки боевиков, по данным следствия, прибывших из Пакистана, стали около 180 человек.

Факт нападения на команду Шри-Ланки сильно ударил по престижу Пакистана и полностью оправдал решение руководства Международной федерации крикета не проводить в Пакистане чемпионат мира 2009 года, которое было принято в феврале этого года.

Более того, сразу после нападения на крикетистов Шри-Ланки глава Международной федерации крикета Дэвид Морган, как сообщает Би-би-си, заявил, что теперь "будет весьма затруднительно проводить в Пакистане международные матчи в течение довольно долгого времени". Преступники совершили нападение на автобус и сопровождавших его полицейских в центре города Лахор, когда гости направлялись на стадион для участия в матче с командой Пакистана.

По данным властей, в нападении принимали участие 12 боевиков. На месте инцидента найдены использованные гранатометы. Убить на месте или задержать по горячим следам никого не удалось.

Как сообщает со ссылкой на спецслужбы Пакистана корреспондент Би-би-си в Исламабаде Барбара Плетт, боевики были хорошо подготовлены физически и тактически. Один из них произвел отвлекающий выстрел из гранатомета, а когда поднялась суматоха, остальные расстреляли автобус и его охрану из автоматов. Игроки свидетельствуют, что все они обязаны жизнью погибшему водителю, который при звуках выстрелов не остановил автобус, а дал полный газ. Он получил тяжелое ранение и скончался через несколько часов.

По словам самих игроков, хотя их жизни и вне опасности, но они пережили тяжелый психологический шок. Президент Шри-Ланки Махинда Раджапаксе оперативно осудил "трусливый террористический акт" и тут же приказал эвакуировать спортсменов на родину.

Сразу же после этого террористического акта президент Пакистана Асиф Зардари заявил, что его страна не проводит и не будет проводить переговоры с "экстремистским "Талибаном" и террористами". Это заявление было сделано в связи с тем, что с экстремистами были ранее проведены переговоры.

По словам Зардари, "духовные лица", с которыми правительство ведет переговоры в долине Сват, не являются талибами.

В своей статье в Wall Street Journal Зардари пишет, что власти возложили ответственность на этих людей за то, чтобы они обуздали и нейтрализовали талибов и прочих боевиков. "Если они это сделают, а затем сложат оружие, то эта инициатива окажется успешной для проживающих в долине Сват людей. Если нет, то наши войска безопасности будут действовать в соответствии с обстановкой". Зардари также указывает, что этот процесс отлучения готовых к примирению элементов повстанчества от непримиримых неправильно понят на Западе.

К примеру, Пакистан не смотрит сквозь пальцы на закрытие женских школ в Свате. "На самом деле правительство настаивает на том, что образование для женщин должно быть обязательным. Это не может служить примером того, что правительство попустительствует экстремизму или капитулирует перед ним, ровно наоборот", - заявляет Зардари, вновь повторяя, что Пакистан ведет неумолимую борьбу с терроризмом и что власти провели целый ряд операций против повстанцев.

Ранее представители правительства пришли к соглашению с одним из ключевых духовных лидеров о введении законов шариата в долине Сват в обмен на окончание правления талибов, разрушивших в этом районе без малого 200 школ, в основном женских. В ответ боевики объявили бессрочное перемирие, однако ситуация в долине по-прежнему остается напряженной, так как боевики должны либо разоружиться, либо вывести из-под своего контроля ряд прилегающих территорий. Сделка была совершена с мауланой Суфи Мохаммадом, радикальным клерикалом, в прошлом году освобожденным из пакистанской тюрьмы, где он провел в заключении шесть лет.

Тюремное заключение было наказанием за попытку возглавить 10 тыс. человек из пуштунских племен, чтобы выступить против ввода американских войск в Афганистан в 2001 г.

Американские журналисты отмечают, что США твердо выступают против таких перемирий, которые в прошлом только укрепляли "Талибан", в то время как истощенная и деморализованная пакистанская армия приветствует их.

Пакистанское правительство настаивает, что юридически изменения будут выражаться в ограниченном применении исламских законов в местных судах, но "Талибан" интерпретирует это как полноценное применение законов шариата для всех аспектов: образования, администрации и законопорядка в этом регионе. Вооруженная борьба местного "Талибана" против пакистанской армии привела к смерти более чем 1,2 тыс. мирных жителей и навязанному исходу из долины порядка 350 тыс. человек из общего числа жителей в 1,5 млн. человек.

Даже во времена правления военного режима президента П. Мушаррафа, когда он заключил несколько противоречивых коротких перемирий с пакистанским "Тэхрике-Талибан", правительство Пакистана никогда не шло на крупные изменения в юридической или политической системе. Сделка с перемирием уже стала ощутимой проблемой Пакистана. Правые и религиозно настроенные граждане и политики поддерживают сей факт, утверждая, что это установит мир в Свате, в то время как либеральные пакистанцы рассматривают это негативно. Они считают, что это будет весомо мешать Пакистану в борьбе с исламским экстремизмом, а также даст "Аль-Каиде" и "Талибану" новое прибежище.

Долина Сват является жизненно важной территорией для боевиков, поскольку она недосягаема для дальности полетов американских беспилотников, которые успешно бомбардируют эти экстремистские и террористические организации в FATA.

Пакистан уже выражал свои возражения США против использования ими беспилотников для бомбардировки его территории.

Кроме того, как отмечают американские журналисты, к нынешним проблемам США и НАТО в Пакистане прибавилась еще одна проблема: три соперничающих между собой лидера "Тэхрике-Талибан", которые вели бои с пакистанской армией в разных местах с того момента, как армия ввела войска в FATA в 2004 г., создали новый альянс.

Под влиянием муллы Мохаммада Омара, лидера афганского "Талибана", который также имеет убежище в Пакистане, новый альянс стремится выторговать перемирие с пакистанской армией. Это необходимо для того, чтобы пакистанский "Талибан" и его афганский тезка вместе смогли сконцентрировать свою военную мощь на новом 17-тысячном военном контингенте американских войск, который по приказу президента Обамы отправляется в Афганистан весной этого года.

Однако статья Зардари зримо указывает на то, что президент Пакистана, с каждым днем все более и более теряющий популярность, лихорадочно ищет выход из сложившейся ситуации. Запад настаивает на решительных мерах.

В связи с последними событиями, вероятнее всего, Зардари понимает, что другого пути нет. Пакистанская экономика в глубокой депрессии. Набирающая темп инфляция, всевозрастающая безработица и вполне объяснимая утечка капиталов из страны не могут ощутимо не беспокоить президента Пакистана. Он понимает, что основные рычаги любого экономического благополучия в руках у Запада.

В 2008 году Пакистан получил от МВФ кредит на сумму 7,6 млрд долларов сроком на два года, но надежды на получение двусторонней помощи от европейских и других доноров пока не оправдались.

Администрация президента Обамы пообещала оказывать Пакистану финансовую помощь на сумму 1,5 млрд. долларов в год в течение пяти следующих лет, но, по словам американских экспертов по Пакистану, "пройдет еще много месяцев до того, как Конгресс США одобрит выделение этой финансовой помощи Пакистану, в то время как условия, которые американский Конгресс, вероятно, будет навязывать Исламабаду - такие, как решительная борьба с экстремизмом и терроризмом, - Пакистан может не захотеть или оказаться неспособным выполнить".

Вряд ли Асиф Зардари сможет не захотеть, а вот то, что окажется неспособным выполнить, - вполне возможный факт. Слабость нынешнего правительства Пакистана была наглядно продемонстрирована совсем недавно, когда во время очень важной трехсторонней встречи в Вашингтоне с участием госсекретаря США Х. Клинтон, министра иностранных дел Афганистана и министра иностранных дел Пакистана Шаха Мехмуда Куреши в самом Пакистане правительство фактически уступило контроль над частью страны "Талибану".

Встреча в Вашингтоне, как пишут американские аналитики, "была задумана для того, чтобы выработать возможные рекомендации спецпосланнику президента Обамы по Афганистану и Пакистану г-ну Холбруку, который должен доложить о них президенту Обаме, до того как тот представит их на саммите стран НАТО 2 апреля 2009 г.".

Кризис в Пакистане служит предметом глубокой озабоченности не только для самого Пакистана, но и для Южно-Азиатского региона, включая Афганистан, и для всего международного сообщества. Варианты политики США для оказания помощи Исламабаду в таких условиях являются более трудными для их практической реализации.

В то же время в самом Пакистане эксперты указывают на то, что противоречивое соглашение правительства с боевиками "Талибана" о перемирии "угрожает демократии в Пакистане".

К сожалению, отмечают они далее, "все ранее предпринимавшиеся попытки примирения с боевиками "Талибана" только делали "Талибан" сильнее, и простые люди страдали от их господства и варварской практики". Итак, надежды на то, что демократические выборы в феврале 2008 г., первые за последние девять лет военного правления в Пакистане, в результате которых было избрано демократическое и светское правительство, руководимое ПНП, сблизят ведущие политические партии страны для того, чтобы обратиться к решению проблем терроризма и хаоса в Пакистане, не оправдались.

Как отмечалось выше, президент Пакистана Асиф Али Зардари в настоящее время крайне непопулярен в стране за отказ от попытки достичь перемирия с оппозицией и за неудачи в разрешении долгосрочных проблем страны, таких, как терроризм и плохое состояние пакистанской экономики. Единство политических сил в нынешнем Пакистане является ныне весьма эфемерным.

Как мы указывали в прошлом, единство в свое время было достигнуто только за счет общего врага - бывшего президента Первеза Мушаррафа. Тогда Мушарраф предлагал Зардари союз, но последний решил сделать выбор в пользу Наваза Шарифа.

Как показывает время, этот шаг был весьма недальновидным. Стоило достичь цели и убрать Первеза Мушаррафа с политической арены, как у бывших союзников появились нерешаемые разногласия. Мировое сообщество становится свидетелем того, как в Пакистане в настоящее время разгорается конфликт между ведущими политическими партиями - Пакистанской народной партией (ПНП) президента Асифа Али Зардари и Пакистанской мусульманской лигой (Наваза) - ПМЛ (Н) - руководителя оппозиции Наваза Шарифа. Причиной кризиса послужило решение Верховного суда Пакистана запретить бывшему главе правительства и лидеру ПМЛ (Н) Навазу Шарифу занимать посты в избираемых органах власти. Такое же наказание суд вынес и в отношении его брата, Шахбаза Шарифа, главного министра штата Пенджаб, самой густонаселенной и наиболее экономически развитой провинции Пакистана. Он смещен со своего поста, и на его место распоряжением президента Зардари назначен представитель правящей партии ПНП.

Как только это решение Верховного суда Пакистана было объявлено, Наваз Шариф обвинил президента Асифа Али Зардари в том, что он оказал давление на суд. "Это эдикт, а не вердикт", - заявил Шариф. Через несколько часов после того, как суд объявил свое решение, на улицы Лахора, административного центра провинции Пенджаб, и города Равалпинди вышли сотни сторонников оппозиции. Они блокировали дороги и поджигали автомобильные покрышки. Члены законодательных органов от партии Шарифа, а также активисты партии затеяли потасовки с полицией в Лахоре и Исламабаде.

Президент Зардари в свою очередь призвал Н.Шарифа присоединиться к усилиям правительства страны по нормализации внутренней обстановки и прекратить беспорядки. Усугубляет сложившуюся ситуацию тот факт, что Верховный суд возглавляет судья, назначенный еще бывшим президентом Мушаррафом. Шариф и его приверженцы всегда требовали, чтобы на посту главного судьи был восстановлен судья, смещенный генералом.

Президент Зардари возражал против такой перестановки еще в тот короткий период, когда Пакистанская народная партия и Мусульманская лига (Н) входили в правящую коалицию. На данный момент ни один из соперников не готов идти на уступки. Шариф собирается участвовать в демонстрации юристов, требующих вернуть прежнему главному судье его должность.

Все эти события происходят на фоне усилий, предпринимаемых Вашингтоном, союзником Пакистана. Новая президентская администрация Б.Обамы в рамках своей новой стратегии "регионального подхода" в Афганистане и Пакистане пытается заручиться поддержкой Исламабада в своей "решающей борьбе" против исламских радикалов и международных террористов в лице "Талибана" и "Аль-Каиды".

Однако, по материалам российских СМИ, которые ссылаются на высказывания американских аналитиков, новый внутриполитический кризис в Пакистане "тянет Пакистан вниз по спирали раскручивающегося кризиса, фактически сводя на нет варианты решений, которые Вашингтон рассматривал ранее". Здесь, конечно, прежде всего имеется в виду борьба с терроризмом, в которой американцы отводят Пакистану центральное место. Американские аналитики отмечают далее, что ситуация в Пакистане является "почти зеркальным отражением мирового финансового кризиса, который набирает скорость, опережая решения, разработанные правительствами западных стран.

Ситуация в Пакистане ухудшается темпами более быстрыми, чем могут это воспринять политики, ответственные за выработку решений". Ситуация обострения террористической активности в Пакистане в условиях развивающегося кризиса в стране вызывает большие и обоснованные опасения. Тем более, как показывает время, в стране отсутствует сильная власть и набирает обороты внутриполитическая напряженность, что, вполне очевидно, может привести Пакистан к очередному политическому кризису.

В такой обстановке говорить о плодотворной борьбе с террором является делом бессмысленным. Смогут ли непримиримые противники прийти хотя бы к зыбкому согласию? На наш взгляд, вряд ли. Продумаем и другой вариант. Сможет ли справиться со сложившейся ситуацией Наваз Шариф, если сумеет тем или иным путем пробиться к власти? Тоже весьма проблематично. В пакистанском обществе настолько сильны разногласия, что в данный момент более благополучным является факт присутствия в оппозиции, чем у власти. Вызывать беспорядки - это одно, а справиться со сложнейшей ситуацией в стране, при этом соблюдая демократические принципы, - дело совсем другое и весьма тяжелое. Но вместе с этим отметим, что вряд ли Наваз Шариф, если будет такая возможность, откажется от власти. Как и в свое время Асиф Зардари. В этих политических лидерах весьма сильны личные амбиции, которые оказываются сильнее даже простой политической расчетливости. Но и с приходом Наваза Шарифа, на наш взгляд, ситуация вряд ли изменится. Хотя может и измениться, но в худшую сторону. Ну, а если все останется, как есть: Зардари - у власти, Шариф - в оппозиции, антиправительственные выступления набирают силу, политический кризис покрывает Пакистан, и без того слабое правительство Юсуфа Гилани в состоянии паралича, что же тогда? Ответ находится на поверхности, и история Пакистана указывает на это. Армия. Да, в дело вступит армия. Пакистанские аналитики заключают: "Мы можем вернуться к военным шевронам, как мы уже возвращались к ним несколько раз в прошлом".

Если это произойдет, то процесс демократии в Пакистане будет снова прерван. С точки зрения сохранения демократии это было бы наихудшим вариантом развития событий, так как он ослабит либеральные и демократические силы в стране. Устроит ли это Вашингтон? Но если положение в Пакистане все более и более будет усугубляться, рост экстремизма и терроризма будет набирать темп, бессилие нынешней власти станет явным и необратимым, то стратегам Белого дома не останется другого выхода, как в лучшем случае закрыть глаза на очередной военный переворот. Вряд ли генерал Кияни при этом упустит свой шанс. Наступит его час.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.