Президент Обама пытается исправить отношения с Россией и убедить ее оказать ему помощь в сдерживании ядерных амбиций Ирана. Для этого ему необходимо склонить на свою сторону лидеров страны, с глубоким подозрением относящихся к намерениям США и долгое время не желавших портить отношения с Ираном, который они считают своим стратегическим партнером. Однако сейчас Кремль дает понять, что он готов рассмотреть возможность соглашения с Вашингтоном. Как полагают аналитики, он, возможно, более открыт идее новых санкций против Ирана, чем казалось раньше.

По словам аналитиков и представителей администрации, команда Обамы фактически решила не добиваться ужесточения санкций, не попытавшись вступить с Ираном в переговоры и укрепить связи с Москвой. Если, как многие ожидают, переговоры с Ираном провалятся, это, по мнению представителей администрации, может стать серьезным аргументом в пользу санкций для российских лидеров, которые, как они надеются, будут больше заинтересованы в новых отношениях с Соединенными Штатами.

На прошлой неделе на встрече с межпартийной комиссией по изучению политики США в отношении России президент Дмитрий Медведев 'очень красочно' выразил тревогу в связи с осуществленным Ираном в прошлом месяце испытательным запуском спутника, связав его с ядерной программой Тегерана, сообщает директор комиссии президент вашингтонского Центра Никсона Дмитрий Саймс (Dmitri Simes).

'Медведев сказал, что это показывает, насколько далеко простираются ядерные амбиции Ирана, и что он крайне обеспокоен, - заявил Саймс. - Он считает происходящее прямым вызовом как интересам России, так и интересам Америки, и, по его словам, хотел бы, чтобы обе державы ответили на этот вызов совместно'.

Существуют и другие признаки обеспокоенности России. В прошлом месяце Москву посетил министр обороны Ирана Мостафа Мохаммад Наджар (Mostafa Mohammad Najar). Предметом переговоров должна была стать поставка зенитно-ракетных комплексов С-300, на закупку которых, как утверждает Иран, уже был подписан контракт. Однако, как сообщают российские СМИ, Кремль заявил ему, что сделка будет заморожена. Отметим, что против продажи С-300 Ирану возражали Израиль и США.

В ходе визита Наджара заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков заявил, что Россия не ужесточает позицию по отношению к Ирану, но одновременно призвал к интенсификации международных усилий по разрешению ядерного спора. По-видимому, он согласен с администрацией Обамы в том, что прогресс по иранскому вопросу может помочь справиться с другой важной проблемой в американо-российских отношениях, связанной с планами США создать в Восточной Европе 'противоракетный щит'.

Саймс считает, что руководство России проявляет интерес к заключению с Вашингтоном стратегической сделки. 'Они хотят дать понять администрации Обамы, что они готовы к новым отношениям, но это должен быть честный обмен, - утверждает он. - Если им придется пожертвовать особыми отношениями с Ираном, они хотят видеть перемены в отношениях с Соединенными Штатами'.

Россия трижды поддерживала в Совбезе ООН санкции против Ирана, однако прошлым летом, когда после августовской войны с Грузией отношения между Москвой и Вашингтоном резко ухудшились, она блокировала четвертый пакет санкций. По словам Саймса, на проходившей на прошлой неделе встрече Медведев сказал, что Россия готова рассмотреть возможность введения 'серьезных санкций' против Ирана, но добавил при этом, что одних санкций недостаточно, и что Ирану следует предложить новые стимулы для сотрудничества.

Что Обама готов предложить как России, так и Ирану пока остается неясным. Администрация сейчас проводит анализ внешней политики - отдельно в отношении России, и отдельно - в отношении Ирана, и ее представители отказываются давать комментарии по этому поводу, пока исследования не завершатся.

Госсекретарь Хиллари Родэм Клинтон (Hillary Rodham Clinton), впрочем, уже заявила, что Иран получит приглашение на международную конференцию по Афганистану, которая состоится 31 марта в Гааге. Также рассматривается возможность прямых контактов на более низком уровне в странах, где и у США, и у Ирана есть посольства, дальнейшего диалога о сотрудничестве в Афганистане и организации двумя странами представительств в столицах друг друга.

Тем временем, администрация планирует 'перезагрузить' отношения с Россией и как можно быстрее вовлечь ее в переговоры о контроле над вооружениями. По итогам прошедшей в этом месяце в Женеве встречи Клинтон и глава российского МИДа Сергей Лавров договорились в приоритетном порядке провести переговоры по соглашению, которое должно заменить истекающий в этом декабре ключевой Договор о стратегических наступательных вооружениях. По словам Клинтон, она хотела бы, чтобы к моменту первой встречи Обамы и Медведева на саммите 'большой двадцатки', который откроется в Лондоне 2 апреля, у президентов уже был общий план нового договора.

Представители администрации считают, что поставив во главу повестки дня вопрос о контроле над вооружениями, они помогут России почувствовать себя равноправным партнером Соединенных Штатов, разделяющим их цели. Одновременно это должно помочь сгладить впечатление от громких проектов времен администрации Буша -'противоракетного щита' и борьбы за вступление в НАТО Украины и Грузии. Также обсуждается ряд других шагов, в том числе отмена принятой во времена 'холодной войны' поправки Джексона-Вэника, вводивший торговые санкции против России и некоторых других стран за нарушение прав человека.

Однако российские аналитики предполагают, что такой подход администрации столкнется с определенными препятствиями. Россия не хочет, чтобы Иран получил ядерное оружие, но для нее эта проблема несет меньшую остроту, чем для Соединенных Штатов. Более того, по ее мнению, затянувшееся противостояние с Тегераном дает ей рычаги влияния на Вашингтон. Вдобавок, указывают аналитики, российские лидеры будут относиться к американским инициативам с подозрением, так как предыдущие администрации, также обещавшие улучшение отношений, в итоге игнорировали мнение России по таким вопросам как создание системы ПРО или расширение НАТО.

Российское руководство может предпочесть и дальше демонизировать Соединенные Штаты, чтобы отвлечь общественность от тяжелого экономического кризиса в самой России, считает специалист по внешней политике Георгий Мирский, работающий в московском Институте мировой экономики и международных отношений.

Как замечает научный сотрудник Московского государственного института международных отношений Владимир Сотников, американцы переоценивают российское влияние на Иран и недооценивают стратегическую значимость Исламской республики для Кремля. Россия считает Иран стратегическим партнером в ненадежном регионе, к тому же она осознает беспокоящие масштабы его влияния на мусульманское население на юге России и в соседних странах Кавказа и Средней Азии, говорит он.

В то же время, по его словам, Россия может оказывать на Иран лишь весьма ограниченное экономическое давление. Ежегодный объем торговли между Ираном и Россией составляет всего 3 миллиарда долларов. Россия, в отличие от, например, Японии, Китая, Германии, и Италии, даже не входит в десятку главных торговых партнеров Ирана.

По словам ведущего московского эксперта по торговле вооружениями Александра Пикаева, политика России по отношению к Ирану будет определяться как интересами конкурирующих групп, так и политическими факторами. Например, производители оружия и атомщики выступают против ужесточения санкций, но над последними США могут одержать верх, восстановив двусторонний пакт о ядерном сотрудничестве в гражданской сфере, замороженный после российско-грузинской войны, объясняет он.

Пикаев полагает, что Медведев с большой вероятностью поддержит санкции, так как прорыв в отношениях с Америкой укрепит его внутриполитические позиции и позволит ему дистанцироваться от своего могущественного предшественника - премьер-министра Владимира Путина. Путин мог бы выступить против, но, по мнению Пикаева, не стоит забывать о его, как считается, натянутых отношениях с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом (Mahmoud Ahmadinejad), и о том, что ранее он шокировал российский внешнеполитический истеблишмент, подержав санкции ООН.

'Консенсус насчет улучшения отношений с США, шире, чем насчет Ирана, - уверен Пикаев. - И это дает Соединенным Штатам некое пространство для маневра'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.