Российский президент буквально плюется ракетами. На этой неделе Дмитрий Медведев заявил, что модернизация ядерного арсенала страны станет для него важнейшим приоритетом. Он также хочет осуществить "масштабное перевооружение" армии и военно-морского флота, начиная с 2011 года. Возможно, Кремль считает, что усиление военной мощи соответствует интересам Москвы. Но это не так.

Для начала следует сказать, что это предостережение. Возможно, прозвучавшие во вторник резкие высказывания Медведева это ни что иное, как попытка кроткого и мягкого юриста предстать крутым и жестким человеком перед аудиторией недоверчивых генералов (именно они были его непосредственными слушателями в тот день), а также перед новичком Бараком Обамой, с которым Медведев впервые встретится в начале апреля.

На самом деле, российский президент в своем выступлении глубоко в детали не вдавался, и Белый Дом постарался не придавать особого значения его обещаниям по поводу наращивания военной мощи, которое, по словам Москвы, необходимо для противостояния терроризму, региональным конфликтам, расширению НАТО и нефтяным устремлениям США на постсоветском пространстве. Эта речь "в основном предназначена для внутренней аудитории", заявил пресс-секретарь Белого Дома Роберт Гиббс (Robert Gibbs).

Может быть, может быть. Но Запад уже неоднократно ошибочно истолковывал намерения России. Он недооценил бывшего президента Владимира Путина (который до сих пор сохраняет огромное влияние, находясь на посту премьер-министра), а также его авторитарную манеру поведения как дома, так и за рубежом.

Западу следовало бы, по крайней мере, воспринять заявления Медведева в их буквальном смысле. Но было бы еще лучше, если бы так поступила сама Россия. Систематическая работа над перевооружением, как ядерным, так и обычным, противоречит ее экономическим и стратегическим интересам.

Неужели Москва ничему не научилась во времена "холодной войны"? Советский Союз был не в состоянии соперничать с военной мощью США, и гонка вооружений лишь наносила вред его экономике и репутации в мире.

В нынешних экономических условиях у России просто нет денег, чтобы ввязываться в драку. С сентября российский рубль подешевел на треть, и Москва спускает свои валютные резервы в попытке поддержать его. Промышленное производство сокращается, безработица составляет 8 процентов, а в будущем может вырасти еще больше.

Доходы от продажи углеводородов позволили России за последнее десятилетие почти в четыре раза увеличить свои военные ассигнования, но золотые деньки закончились, поскольку цены на нефть упали.

Даже в условиях роста нефтяных цен вложение средств в вооружения в конечном итоге является непродуктивным. России с экономической точки зрения лучше заниматься укреплением власти закона и борьбой с коррупцией, что поможет ей привлечь инвесторов.

С точки зрения стратегии наращивание военной мощи это перебор. Может быть, Москва думает, что демонстрация военных мускулов даст ей дополнительные козыри на ожидаемых переговорах с Вашингтоном о контроле вооружений. Но Соединенные Штаты уже проявили активную заинтересованность в проведении таких переговоров. Эта речь, а также другие воинственные шаги и заявления отнюдь не помогут нажать "кнопку перезагрузки" (как выразился вице-президент Байден) в американо-российских взаимоотношениях, или открыть "новую страницу", как говорит сам Медведев.

Между тем, НАТО не проявляет особого желания принимать в ближайшее время в свой состав российских соседей Украину и Грузию. А США демонстрируют гибкость в другом вопросе, вызывающем раздражение у Москвы - в создании антииранской системы противоракетной обороны в Восточной Европе.

Если Москве нужны рычаги влияния в регионе, то ее соседи уже и без того зависят от поставок российской нефти и газа. И ни одна из этих стран не пропустила мимо ушей тот сигнал, который подала прошлым летом Россия своим вторжением в Грузию.

Опасность здесь заключается в том, что Россия верит своей собственной риторике.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.