Виктор Бут запустил пиар-кампанию. Истек год с того момента, как неуловимый россиянин был арестован в Бангкоке в результате тайной операции, проведенной агентами американского Управления по борьбе с наркотиками. Он был арестован в роскошном отеле, где собирался подписать крайне прибыльную сделку по продаже оружия с людьми, выдававшими себя за представителей колумбийской повстанческой группы Революционные вооруженные силы Колумбии (ФАРК). По имеющимся сведениям Бут предложил поставить им оружие и военную технику от ракетных ПУ до вертолетов суммарной стоимостью в несколько миллионов долларов.

Усач Бут на протяжении многих лет предпочитал хранить молчание. Он не делал никаких заявлений, несмотря на накапливающиеся свидетельства и утверждения о его причастности к закупкам и поставкам оружия из Восточной Европы малопривлекательным личностям на Ближний Восток и в Африку. Такие организации как Global Witness и следователи из ООН утверждали, что он способствовал разжиганию гражданских войн, поставляя оружие полевым командирам и диктаторам. Все эти заявления Бут игнорировал. Его обвинили в нарушении эмбарго ООН на поставку оружия, введенные с целью остановить ужасные конфликты, например, в Либерии и Сьерра-Леоне, однако ответной реакции от него не последовало. Когда Питер Хейн (Peter Hain), бывший в то время министром иностранных дел, назвал Бута 'торговцем смертью' и 'попирателем эмбарго', тот только пожал плечами.

Когда Голливуд снял боевик 'Оружейный барон' по мотивам его 'приключений', Бут пренебрежительно назвал фильм вздором и сказал, что ему жаль Николаса Кейджа (Nicolas Cage), сыгравшего главную роль. Бут все же изменил свое поведение: он вернулся в Россию и сумел избежать неоднократных попыток западных спецслужб арестовать его сначала в аэропорту Афин, потом в Мадриде. Однако он хранил молчание, даже после своего ареста, даже когда стали распространяться слухи, что он поставлял оружие талибам, Аль-Каиде и исламским фундаменталистам из Сомали. Возможно, Бут решил, что чем меньше он будет делать публичных заявлений, тем сильнее его шансы получить защиту российского правительства.

Теперь явно что-то изменилось. В этом месяце должны состояться очередные слушания в суде, на которых будет решаться вопрос о его экстрадиции из Таиланда в Америку, (где ему грозит судебное преследование и, возможно, пожизненное заключение за предложение помощи террористам). Бут, одетый в оранжевую тюремную робу, начал из-за решетки давать короткие интервью иностранным журналистам, свободно общаясь на английском, французском или русском. Он жалуется на тяжелые условия в тюрьме строгого режима. Он обвиняет прокуроров и журналистов в том, что они устраивают 'театр', где ему - совершенно несправедливо - отведена роль главного злодея. В начале марта он сокрушался, что ему специально создают 'демонический имидж'.

Вчера в новостном выпуске телеканала Channel 4 прошло его самое на настоящий момент пространное интервью, в котором Бут сначала опроверг все предъявляемые ему обвинения, сказав, что все это 'ложь и собачий бред, я никогда не занимался поставками оружия как такового, и уж точно не имел никаких дел с Аль-Каидой'. Однако Бут также сделал ряд поразительных признаний. После того как Ник Пейтон Уолш (Nick Paton Walsh), бравший интервью, достаточно мягко на него надавил, Бут допустил, что некоторые его самолеты на самом деле могли использоваться для перевозки оружия, и что в Афганистан действительно в 1990-е годы поставлялось оружие (хотя он отрицает, что продавал его талибам), и что он провел некоторое время в Либерии и Конго. Работал ли Бут на российское правительство? 'Да, иногда'.

Не может не вызывать удивления, что Бут решил выступить в защиту своего 'близкого друга', конголезского военачальника Жана-Пьера Бембы (Jean-Pierre Bemba), который был передан Международному уголовному суду в Гааге по обвинению в военных преступлениях, убийствах и организации массовых изнасилований в ходе бесчеловечной гражданской войны в Конго. Буту инкриминируют поставки оружия, которые помогли поддерживать эту войну, что в свою очередь позволило произойти всем этим кошмарам, затронувшим в основном невинных мирных жителей. В этом интервью он, по крайней мере, проявил здравый смысл и не стал говорить о своих связях с Чарльзом Тейлором (Charles Taylor), бывшим диктатором Либерии, которого сейчас судит за военные преступления специальный суд по Сьерра-Леоне. Бута также обвиняют в поставках оружия Тейлору и боевикам, которых он поддерживал в Сьерра-Леоне.

Улучшать имидж для Бута уже поздно. Однако он осознал, что растущая дурная слава о нем может стать для него проблемой, если он собирается представлять себя всего лишь экспертом по логистике, который интересуется экзотическими местами. Поэтому Бут в поддержку своим адвокатам и запустил пиар-кампанию. Подобным личностям непросто менять свой имидж во время общения с прессой. Саймон Манн (Simon Mann), британец, арестованный за попытку государственного переворота в Экваториальной Гвинее, пытался представить себя прессе (и в суде) как жизнерадостного глупца, который никому не желал зла и ужасно раскаивался в содеянном. Бут заявляет, что он - всего-навсего бизнесмен, чье честное имя было опорочено злонамеренными журналистами, активистами и прокурорами. Вызывает сомнение, что он сумеет убедить в этом большинство зрителей или читателей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.