В Вашингтоне продолжается период дружелюбия. Белый дом протягивает руку для пожатия поочередно всем основным игрокам на международной арене. В отношении России, Ирана и других эти жесты совершаются по одному и тому же принципу, а именно - с целью вновь задействовать механизмы дипломатии, не превращая ее при этом в самоцель, но делая из нее дополнительный инструмент, служащий интересам Соединенных Штатов и Запада.

Такое упражнение не дает немедленных результатов. Каждая из существующих проблем остается столь же сложной, как и прежде. Подобные приглашения к диалогу, звучащие все чаще и во всех направлениях, не смогут обезоружить наиболее упрямых из адресатов. Но общая атмосфера поменялась. Никому не придет в голову отвечать Бараку Обаме в том же тоне, что и Джорджу Бушу.

Тем не менее, между нынешней и предыдущей администрацией существует значительная доля преемственности, по крайней мере, если говорить о втором президентском сроке Буша-младшего. Эта преемственность в поставленных целях заставляет известных неоконсерваторов, таких как Роберт Каган (Robert Kagan) характеризовать нового президента как "великолепного": "Он делает ровно то же, что и Буш. А весь мир аплодирует!". Эта шутка, произнесенная в ходе брюссельского форума, посвященного трансатлантическим отношениям, хорошо иллюстрирует неоднозначность возвращения американской дипломатии и помогает понять то недоверие, которое испытывают к Вашингтону те, к кому он обращается.

В Москве, где, по-видимому, сейчас разворачивается бурная внутренняя дискуссия, желание Соединенных Штатов нажать на "кнопку перезагрузки" еще не встретило заметного отклика. Министр иностранных дел Сергей Лавров, выступавший на том же форуме, что и Каган, был как никогда мстителен по отношению к НАТО. По общему мнению, российский ответ будет дан только на самом высоком уровне, во время встречи Медведева и Обамы в Лондоне, в начале апреля.

Что касается Тегерана, то здесь тоже должно пройти какое-то время, учитывая, что в июне в стране ожидаются президентские выборы. Но знаменательно, что иранский верховный лидер, аятолла Али Хаменеи, лично - и к тому же быстро - отреагировал на послание Обамы.

Тот факт, что он высказал сомнения по поводу американских намерений, - неудивителен, но его фраза: "Изменитесь, и мы изменим к вам отношение!", даже будучи облачена в привычную риторику мулл, - беспрецедентна.

Кто-то скажет, что приглашение к диалогу не действует вечно. И что рано или поздно придется наполнить его содержанием, перейти от слов к делу...

Перед тем, как к этому приступить, констатируем одну вещь: совокупный эффект примирительных жестов еще не исчерпан. Диалог с Сирией может повлиять на переговоры с Ираном, который, в свою очередь, является новым фактором расчета в отношениях с Москвой. И наоборот.

Каждый приноравливается к новой ситуации, делает свои оценки в условиях ставшего весьма динамичным мира. Такова особенность текущего момента.

Продолжение наступит очень быстро. Уточняется стратегия в Афганистане, и на сей раз упор делается на Пакистан и на региональный подход. Конференция в Гааге, намеченная на 31 марта, станет основополагающей: на нее приглашены Иран и Россия. Затем пройдет саммит Обама-Медведев, саммит "Большой двадцатки" и 60-летие НАТО. Все готово для дипломатического наступления Обамы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.