Ближайшие несколько лет лидерам всех мастей — депутатам, членам правительств, бизнесменам — придется смиряться с тем фактом, что в нашей жизни все большую роль будет играть риск.

Горючее для наших машин, энергия, отапливающая наши дома и питающая нашу экономику, будет все чаще приходить из политически нестабильных (или потенциально нестабильных) регионов — Персидского залива, Западной Африки, бассейна Каспийского моря. В ближайшие десять лет изрядную часть роста глобальной экономики — источника нашего процветания в будущем — будут обеспечивать страны с развивающимися рынками, такие как Китай, Индия, Россия, Бразилия и т.д., для которых политические факторы значат ничуть не меньше экономических показателей. Технологический прогресс даст возможность небольшим группам и даже отдельным людям оказывать непропорциональное влияние на происходящее на международной арене. Подумайте о развивающихся странах с ядерными технологиями, террористических группировках с доступом к более изощренному и опасному оружию, и даже о пиратах, пользующихся технологиями GPS, чтобы перехватывать танкеры с нефтью. В конечном итоге, неспособность США играть роль господствующей в мире сверхдержавы создаст вакуум международного лидерства, так как новые державы будут заниматься собственным экономическим здоровьем, накапливать политический капитал и решать внешнеполитические проблемы у своих границ.

Текущий финансовый кризис и первая в полном смысле глобальная рецессия только увеличили важность политики. Экономическая власть перешла от финансовых столиц — таких как Нью-Йорк, Шанхай, Мумбай и Дубаи — к центрам политической власти — Вашингтону, Пекину, Дели и Абу-Даби, в которых чиновники и законодатели распоряжаются сотнями миллиардов долларов, вырабатывая планы оживления своих экономик.

Последствия этого процесса для лидеров будут значительными. Руководителям корпораций, банкирам, и менеджерам фондов придется принимать во внимание то, что они больше не могут доверять надежности своих долгосрочных стратегий. Мировой финансовый кризис будет иметь ряд последствий второго и третьего уровня — событий, которые крайне трудно предсказать, и которые будут развиваться очень быстро. Угроза серьезных гражданских волнений в некоторых странах (вплоть до радикальных переворотов) вполне реальна. Неслучайно директор Национальной разведки США Деннис Блэр (Dennis Blair) назвал вызванную финансовым кризисом политическую нестабильность главной угрозой национальной безопасности Америки в 2009 году.

Как показывает история, экономический спад не провоцирует немедленного взрыва общественного недовольства. До того момента, как станут заметны худшие последствия, проходит обычно 12-18 месяцев. Другими словами, если говорить о дестабилизирующих общественных протестах, худшее еще впереди. Для бизнеса это означает необходимость держаться краткосрочного планирования, и учитывать возможные варианты развития событий в своих долгосрочных прогнозах.

Задача политических лидеров в том, чтобы действовать, не забывая о здоровье глобальной экономики. Аналитики годами предупреждали об 'ослаблении связей' между индустриальными странами и остальным миром, которое помогает экономикам обезопасить себя от спадов на западных рынках. Политически этот процесс уже стал фактом жизни. Китай, Россия и другие развивающиеся страны могут умерить беспокойство относительно влияния американцев и европейцев на международную политику. Однако экономически он зашел еще не так далеко. Как продемонстрировал нам финансовый кризис, резкий спад экономической активности в США все еще серьезно сказывается на всем мире.

Это значит, что политикам Вашингтона, Пекина, Берлина, Москвы, Токио, Лондона и Дели следует смотреть дальше, чем требуют насущные нужды их избирателей и их собственные внутриполитические проблемы. Не следует ожидать от саммита 'большой двадцатки', который начнется в Лондоне второго апреля, слишком многого. Однако возможно, что политические лидеры, собравшись вместе, смогут сделать первые шаги к выработке плана реформы существующих международных структур, которая позволила бы им адекватнее отражать баланс политических и экономических сил. В мире, лишенном очевидного лидера, это особенно важно.

Ян Бреммер — автор книги ''Тяжелый хвост': значение политической информации для стратегических инвестиций' (The Fat Tail: The Power of Political Knowledge for Strategic Investing) (совместно с Престоном Китом (Preston Keat)), президент Eurasia Group — консалтинговой компании, специализирующейся по политическим рискам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.