Британия тихо и спокойно перестраивает напряженные отношения с Кремлем накануне первой встречи Гордона Брауна с президентом Дмитрием Медведевым, которая состоится на следующей неделе в Лондоне.

По словам посла Британии в Москве Энн Прингл (Anne Pringle), сейчас две страны регулярно взаимодействуют на высоком уровне по экономическим и региональным вопросам, и в особенности по вопросам торговли.

"Тональность улучшилась, - заявила посол The Times, - сейчас мы получили хороший доступ. И мы наполняем это взаимодействие содержанием. Есть целый ряд вопросов, для решения которых нам нужно взаимодействовать с Россией". Новый дух сотрудничества резко отличается от тех драматических последствий, которые оказали свое воздействие на отношения между Лондоном и Москвой после убийства российского диссидента Александра Литвиненко, отравленного в Лондоне в октябре 2006 года. Британия выдала ордер на арест бывшего офицера КГБ Андрея Лугового, который в настоящее время является депутатом российского парламента и пользуется в своей стране иммунитетом от судебного преследования. В результате ссоры отношения опустились до самого низкого уровня после "холодной войны". По связям с Западом был нанесен еще один серьезный удар, когда российские войска в августе прошлого года вторглись на территорию Грузии.

Посол Прингл, занявшая эту должность пять месяцев назад, заявила, что постоянно поднимает вопрос об убийстве Литвиненко, а также целый ряд других вопросов, таких как закрытие представительств Британского совета в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге.

Однако сегодня уже понятно, что обе стороны хотят оставить разногласия позади. Не в последнюю очередь к этому стремится Дмитрий Медведев, который представляется гораздо более благоразумным и умеренным человеком, нежели его предшественник Владимир Путин, ныне занимающий пост премьер-министра. Сегодня британское посольство в Москве уделяет больше внимания улучшению торговых отношений. Россия занимает 12-е место среди рынков британского экспорта, а Британия является самым крупным инвестором в этой стране.

"После прибытия в Москву я обнаружила, что двери для меня открыты, - говорит посол, - и я стараюсь максимально воспользоваться предоставленной мне возможностью".

Оказанный ей прием в корне отличается от того, как здесь относились к ее предшественнику Тони Брентону (Tony Brenton). Когда Брентон открыто и активно выступил в защиту прав человека и по поводу дела Литвиненко, правящий режим осудил его действия. А сторонники российского националистического молодежного движения "Наши" устроили за ним настоящую охоту.

Вероятно, новый упор на сотрудничество с Москвой вызовет недовольство и раздражение у критиков Кремля, которые подозревают, что Британия позволила русским остаться совершенно безнаказанными после всех этих убийств и запугиваний.

Однако посол Прингл заявляет, что "мегафонная дипломатия" не пошла никому на пользу.

"Я всегда придерживалась мнения, что наша задача как дипломатов заключается в том, чтобы оказывать влияние, выступая в защиту британских интересов. Но очень трудно влиять на людей, если ты на них кричишь, - говорит она, - это не самая лучшая стратегия влияния. [У России] имеются многочисленные рычаги воздействия в сфере внешней политики на те вопросы, которые для нас являются ключевыми приоритетами. Среди них не последнее место занимают Афганистан, Ближний Восток и Иран".

Отвечая на вопрос по поводу обеспокоенности Запада решением Кремля о перевооружении армии и демонстрации своей военной мощи по всему миру, посол Прингл заявила, что Россия не представляет угрозы. "Россия не представляет угрозы для Запада, - сказала она, - надо проводить различия между созданием впечатления, демонстрацией силы и риторикой с одной стороны, и реальностью с другой".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.