Если говорить о дипломатических ляпах, то в этом плане трудно превзойти Хиллари Клинтон (Hillary Clinton), которая подарила российскому министру иностранных дел Сергею Лаврову кнопку "перезагрузки". Она должна была стать символом нового начала в американо-российских отношениях. К сожалению, то русское слово, которое написали на панели рядом с кнопкой, переводится как "самоликвидация". Это более или менее подтверждает самые болезненные оценки русских по поводу того, что замышляют против них американцы.

Но отложим в сторону трудности перевода - намерения Америки понятны. Администрация Обамы хочет обновления и улучшения отношений с Россией. Американцы хотят, чтобы Россия оказала им помощь в целом ряде каверзных вопросов, в частности, с Ираном. Если это вообще возможно, американцы хотят остудить накал страстей в старых спорах на такие темы, как противоракетная оборона - и Грузия.

К сожалению, это может оказаться невозможным. Назревает новый кризис из-за Грузии, и ситуация может вырваться из-под контроля уже очень скоро. На 9 апреля в Грузии намечено проведение крупных антиправительственных демонстраций. Оппозиция требует отставки президента Михаила Саакашвили. Это вполне устраивает русских, поскольку они испытывают отвращение к Саакашвили. Российские власти также убеждены в том, что к "розовой" и "оранжевой" революции в Грузии и на Украине приложили руку американцы. Несомненно, они через пару недель окажут поддержку - а может быть, и нечто большее - выступающей против Саакашвили грузинской оппозиции. Даже без внешнего содействия эти демонстрации могут привести к насилию, причем с обеих сторон.

Беспорядки в Грузии и возможное падение грузинского президента поставят администрацию Обамы перед острой дилеммой. У Саакашвили по-прежнему много друзей в Вашингтоне. Многие будут оказывать мощное давление на администрацию, чтобы та пришла ему на помощь - особенно если возникнет ощущение, что Саакашвили становится жертвой заговора, организованного Россией. Однако новый кризис по поводу Грузии будет означать, что оттепель в американо-российских отношениях продлилась всего несколько недель.