Приоритетный для ЕС проект трубопровода Nabucco - о нем было впервые объявлено несколько лет назад - явно родился под несчастливой звездой. Из решений, принятых Брюсселем 20 марта, можно сделать вывод, что, даже если на нем и не поставили крест, Nabucco сталкивается с серьезными проблемами. Следует отметить, что скептическое отношение Германии к этому проекту переросло в явную враждебность; нельзя не упомянуть и о махинациях Турции с целью получить от него дополнительные дивиденды. Если проект Nabucco забуксует, от этого выиграют только 'Газпром' и Москва, а добывающие страны Прикаспия и энергетическая безопасность Европы, напротив, пострадают. Наконец, и это, наверно, самое главное, злоключения Nabucco ярко иллюстрируют неспособность Европы сплотиться - даже если речь идет о ее жизненных интересах.

Развитие событий

Строительство этого газопровода - важнейший элемент усилий ЕС, призванный не допустить монополизацией России поставок 'голубого топлива' в страны Союза. Он предназначен для экспорта газа из Казахстана, Туркменистана, Ирана и Ирака в Европу; маршрут должен проходить по дну Каспийского моря или по суше, а затем через территорию Турции. Строительство Nabucco предполагалось начать в 2011 г., стоимость проекта оценивалась в 10 миллиардов долларов, а пропускная способность газопровода должна была составить 30 миллиардов кубометров в год. Тем не менее, с самого начала реализация проекта тормозилась. Разногласия между странами ЕС, многие из которых спешат заключить с Россией двусторонние газовые соглашения, трудности с финансированием и получением согласия ведущих игроков, непоследовательная и бессвязная политика ЕС по отношению к добывающим странам Центральной Азии, не говоря уже о постоянных контрмерах Москвы, осознающей, что Nabucco представляет для нее угрозу, пока что расстраивают все планы объединенной Европы.

Из решений, принятых Брюсселем 20 марта, можно сделать вывод, что, даже если на нем и не поставили крест, Nabucco сталкивается с серьезными проблемами. В случае провала проекта речь идет не только о том, что Европа и Центральная Азия останутся без какой-либо реальной альтернативы, позволяющей сопротивляться российскому шантажу: подобная неудача убедительно продемонстрирует, что ЕС по-прежнему не в состоянии сформулировать - не говоря уже о воплощении в жизнь - сколько-нибудь последовательный политический курс в отношении Центральной Азии (да и России, если уж на то пошло).

Сооружение трубопровода вновь приобрело актуальность в результате российско-украинской 'газовой войны' в январе 2009 г., обернувшейся срывом поставок 'голубого топлива' почти на три недели в разгар зимы. Тем не менее, из-за возражений Германии и Турции в марте 2009 г. проект чуть было не отправился в корзину. После встречи на высоком уровне в Будапеште, состоявшейся в январе нынешнего года, шансы на выделение необходимого для строительства трубопровода финансирования повысились, однако германский канцлер Ангела Меркель направила послания главе Еврокомиссии Жозе Мануэлу Баррозу (Jose Manuel Barroso) и нынешнему председателю ЕС, премьер-министру Чехии Миреку Тополанеку (Mirek Topolanek), высказавшись против придания Nabucco приоритетного статуса. Меркель призвала ЕС придать такое же значение реализуемым под эгидой 'Газпрома' проектам Nord Stream и 'Южный поток'. В последнее время она также выступает против планов ЕС ассигновать 250 миллионов евро, часть которых предполагалось получить от Германии, на поддержку Nabucco, предлагая решать эти задачи за счет частных инвестиций.

Позиция Меркель, судя по всему, вписывается в русло преобладающих настроений в официальных и деловых кругах Германии: во время январской 'газовой войны' они винили больше Украину, чем Россию, и к тому же уделяют приоритетное внимание Nord Stream, по которому российский газ будет поставляться в Германию напрямую. Этот проект сулит немецкому бизнесу солидные прибыли, но одновременно он усилит зависимость Германии от российского газа. Из-за оппозиции Берлина на заседании Еврокомиссии в марте этого года, посвященном выработке всеобъемлющего плана по стимулированию экономики в целях борьбы с нынешним кризисом, ЕС поначалу вычеркнул Nabucco из списка проектов, финансируемых в рамках 'пакета' стимулов в 5 миллиардов евро. Однако восточноевропейские страны добились пересмотра этого решения: Румыния даже заявила, что заблокирует весь инвестиционный 'пакет', если в нем не будет конкретно упомянут Nabucco.

20 марта было принято компромиссное решение: в 2009-2010 гг. Еврокомиссия выделяет 3,97 миллиардов евро на энергетические проекты - из них 272 миллиона ассигнуется на первые шаги по реализации Nabucco. Тем не менее, проект остается под угрозой, поскольку разногласия внутри ЕС не устранены.

Серьезно тормозит осуществление проекта и позиция Турции. Еще в мае 2008 г. министр иностранных дел этой страны Али Бабачан (Ali Babacan) заявил, что Россия может принять участие в строительстве газопровода, и на этой основе развивать сотрудничество с Турцией на энергетическом направлении, поскольку между правительствами двух стран в этой сфере существует полное взаимное доверие. Москва, однако, недавно подтвердила свой отказ от участия в проекте. Это, впрочем, не помешало Турции объявить об усилении сотрудничества с Россией в энергетической сфере. Таким образом, Анкара по-прежнему строит планы относительно масштабного энергетического партнерства с Москвой.

Турция продолжает тянуть с заключением межправительственного соглашения по Nabucco; его подписание должно состояться 7 мая на саммите ЕС. Очевидно, что без такого соглашения добывающие страны не поддержат проект, что сильно затруднит Азербайджану доступ на западные рынки. Анкара требует исключительно права на закупку 15% объема азербайджанского газа, транспортируемого по трубопроводу, по ценам ниже европейских. Этот газ Турция сможет закачать в свои хранилища с целью последующей перепродажи третьим сторонам. Кроме того, она старается установить более высокие пошлины и ставки за транзит по своему участку Nabucco, чем другие участники консорциума. Очевидно, Анкара также рассматривает этот проект как рычаг давления, чтобы вынудить ЕС дать добро на вступление Турции в Союз; подобная политика, судя по всему, связана с серьезной переоценкой турецким руководством собственного влияния - даже если оно твердо вознамерилось превратить страну в крупный энергетический 'перевалочный пункт'. Часть представителей турецких официальных кругов, судя по всему, до сих пор стремится заручиться участием 'Газпрома' в строительстве Nabucco, видя в этом способ возродить российско-турецкий проект 'Голубой поток', необходимость в котором отпадет после ввода в эксплуатацию 'Южного потока', позволяющего поставлять газ непосредственно в Европу, в обход Турции. Несмотря на все их попытки вдохнуть новую жизнь в идею грандиозного энергетического партнерства с Россией, Москва, отказываясь от участия в Nabucco, разрушает эти надежды - тем не менее, позиция Турции по-прежнему блокирует сотрудничество с Азербайджаном и реализацию европейского проекта. Эксперты указывают, что, оттягивая начало поставок азербайджанского газа на Запад и строительство Nabucco, Анкара сдерживает разработку азербайджанских газовых месторождений и лишает Баку соответствующих доходов. Ее действия также льют воду на мельницу 'Газпрома', предлагающего выкупать весь объем экспортируемого Азербайджаном газа по европейским ценам - т.е. на более выгодных условиях, чем это готова делать Турция. В конечном итоге, если проект Nabucco сдвинется с мертвой точки, может оказаться, что Анкара перехитрила саму себя: если она будет и дальше занимать обструкционистскую позицию, трубопровод можно проложить по дну Черного моря - с конечной точкой в Болгарии или Румынии.

Возможные последствия

Все эти обструкционистские акции и разногласия показывают, что говорить о связной и единой энергетической политике ЕС нельзя. Более того, Турция, судя по всему, не осознает, что с помощью России ее мечты о превращении в энергетический 'перевалочный пункт' осуществить невозможно. Россия, несомненно, будет сотрудничать с Турцией в этой сфере: насколько можно судить, планы двустороннего взаимодействия включают, в частности, строительство атомных реакторов. Однако Москва не позволит поставить свое главное политическое и экономическое оружие в зависимость от планов Анкары по созданию энергетического транспортного узла на собственной территории. ЕС также не поддастся давлению Турции, устраивающей обструкцию Nabucco, чтобы обеспечить себе членство в Союзе. Однако с учетом весьма скептического отношения к проекту в Германии и других странах, действия Турции могут привести к его аннулированию, или затянут дело до тех пор, пока строительство трубопровода не утратит актуальность.

Больше всех от этого выиграет 'Газпром' (и Москва), а вот проигравших будет немало. Турции придется распрощаться с мечтами как о превращении в энергетический 'узел', так и о вступлении в ЕС. Европа полностью лишится свободы маневра по отношению к Москве в энергетической сфере, что несомненно скажется и на других направлениях - вроде расширения НАТО или структуры европейской безопасности. Возможности Азербайджана в плане доступа в Европу и сколько-нибудь существенного участия в ее энергоснабжении будут сильно подорваны, что сделает Баку более уступчивым как к посулам Москвы (предложению о скупке азербайджанского газа), так и к ее давлению, поскольку Европа окажется не в состоянии оспаривать гегемонию России на Южном Кавказе.

Выводы

В числе проигравших окажется не только Азербайджан: Туркменистан, Казахстан и в меньшей степени Узбекистан также во многом утратят оставшуюся у них свободу действий на международном газовом рынке. Проведенное недавно изучение туркменских месторождений показало: эта страна располагает достаточными запасами газа, чтобы поставлять в Европу 'голубое топливо' в нужных объемах через Nabucco, если этот газопровод будет построен. Аналогичным образом, Казахстан и Узбекистан только выиграют от появления новых маршрутов для экспорта их газовых ресурсов: это также укрепит их независимость от России, что соответствует общим целям Запада в отношении Центральной Азии. Однако если из-за неудачи с поиском финансирование или разногласий среди поставщиков проект будет обречен или утратит первостепенное значение, это станет не только ударом по независимости добывающих стран Прикаспия и их связям с мировым рынком. Такое развитие событий со всей наглядностью продемонстрирует, что ЕС неспособен разработать осмысленный политический курс по отношению к России и российским поставкам энергоносителей, и по отношению к Центральной Азии - не говоря уже об обеспечении энергетической безопасности самой Европы. Из-за некомпетентности, которую до сих пор проявлял Евросоюз в этой сфере, именно таковы теперь ставки в игре в связи со слабыми шансами на реализацию проекта Nabucco.

Стивен Бланк - профессор Института стратегических исследований при Академии сухопутных войск США. Мнения, высказанные в данной статье, не отражают официальной позиции командования сухопутных войск, Министерства обороны и правительства США

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.