Возможен ли "нулевой вариант", мир без ядерного оружия? Пацифистам эта идея вовсе не представляется утопией; ее продвигал Барак Обама во время американской предвыборной кампании. Ею будут отмечены переговоры между главой Белого дома и российским президентом Дмитрием Медведевым, которые состоятся в среду, 1 апреля, в Лондоне. Они положат начало возобновлению дискуссий о ядерном разоружении.

Самое время: планета вступила в опасную фазу распространения ядерного оружия, российско-американские переговоры по разоружению приостановлены, а Конференция по разоружению вот уже тринадцать лет переживает период летаргии. Страны-"распространители" (Иран, Северная Корея) не без основания осуждают лицемерие исторических ядерных держав (США, Россия, Великобритания и Франция), которые даже не пытались делать вид, что они держат обещание, данное ими в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), 6 статья которого предусматривает, что страны-подписанты будут работать над созданием "договора о всеобщем и полном разоружении".

Разумеется, призывы Ирана перейти к "нулевому варианту" заслуживали бы больше доверия, если бы Исламская республика не вызывала подозрений в разработке секретной программы по производству высокообогащенного урана - расщепляющегося материала, позволяющего разрабатывать ядерное оружие. Но премьер-министр Великобритании Гордон Браун (Gordon Brown) тоже позиционирует себя как поборник мира без ядерного оружия, но не отказывается, тем не менее, от модернизации своего флота атомных подводных лодок, оснащенных ракетами Trident...

В этом состоит большая трудность: полное уничтожение атомного оружия будет наилучшей гарантией его неприменения, но как осуществить разоружение в коллективном порядке? Демократ Эллен Таушер (Ellen Tauscher), призванная отвечать за программу контроля над вооружениями в администрации Обамы, как и Иво Даалдер (Ivo Daalder), назначенный постоянным представителем США в НАТО, являются сторонниками полной ликвидации ядерного оружия, кампания в поддержку которой была запущена в январе 2008 года.

Намерение г-на Обамы сделать ядерное разоружение "центральным элементом" американской ядерной политики было благосклонно встречено в Москве. Тем более что расширение Североатлантического альянса и его приближение к границам России (которая пытается вновь выстроить свою сферу влияния), война в Грузии в августе 2008 года, а также американский проект развертывания системы противоракетной обороны в Польше и Чехии сильно осложнили их двусторонние отношения.

В течение восьми лет администрация Джорджа Буша не проявляла никакого интереса к программе разоружения, за исключением того случая, когда она в одностороннем порядке денонсировала договор по ПРО от 1972 года, чтобы обрести полную свободу действий в осуществлении дорогостоящей американской программы противоракетной обороны, в эффективности которой нет никакой уверенности.

Тем временем, обратный отсчет запущен. Через восемь месяцев, 5 декабря, истекает договор СНВ о стратегических наступательных вооружениях, который позволил сократить арсеналы каждой из двух сверхдержав с 10 000 до примерно 6 000 ядерных боеголовок. Дальше - неизвестность. Договор СНП, подписанный в 2002 году, конечно, предусматривает сокращение арсеналов обеих стран до 1700-2200 ядерных боеголовок для каждой, но он истекает ровно тогда же.

Предстоящие переговоры между Обамой и Медведевым, конечно, не могут завершиться переходом к "нулевому варианту", однако многие эксперты полагают, что Россия и Соединенные Штаты могли бы сократить свои арсеналы до 1000 ядерных боеголовок, и это не повлияло бы на надежность существующего у них потенциала ядерного сдерживания.

У г-на Обамы есть целый арсенал других средств для подкрепления своих намерений в области ядерного разоружения. Помимо того, что, возможно, будет сокращена значительная часть находящегося в боевой готовности ядерного оружия, глава Белого дома обязался добиться ратификации Конгрессом договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ВЗЯИ). Затем возобновление переговоров с целью выработки договора о запрещении производства расщепляющихся материалов может способствовать увеличению авторитета Вашингтона в глазах стран-"распространителей".

Наконец, администрация Обамы, которая не убеждена в необходимости размещения противоракетного щита в Европе, по-видимому, будет готова от него оказаться, если Москве удастся убедить Тегеран перестать разрабатывать свою военную ядерную программу.

Таким образом, целый круг доблестных ядерных стран может быть задействован в деле возобновления российско-американских переговоров по ядерному разоружению. Если они окажутся успешными, возможно, удастся избежать кажущегося неизбежным провала Конференции по разоружению 2010 года. На последующих этапах другие признанные ядерные державы, такие как Китай, Великобритания и Франция, тоже должны будут сократить свои арсеналы, хотя бы для того, чтобы подать пример державам, являющимся ядерными "де-факто" (Индии, Пакистану и Израилю) и положить конец ядерному авантюризму Ирана и Северной Кореи.

Если подобная перспектива еще кажется чем-то из области ядерной утопии, то альтернатива ей хорошо известна: это массовое распространение ядерного оружия, окончательная гибель режима нераспространения, рост вероятности применения ядерного оружия и новое обострение международных отношений на этой почве. В этом не заинтересована ни одна из стран мира.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.