Не стоит ожидать от президента Барака Обамы, что в среду на саммите 'большой двадцатки' в Лондоне он заглянет в глаза российскому президенту Дмитрию Медведеву и 'увидит его душу', как, по его собственным словам, сделал президент Джордж Буш во время первой встречи с Владимиром Путиным в начале 2001 года. Перед Обамой и Медведевым стоят сейчас более насущные и практические вопросы. Чтобы достичь одной их своих главных внешнеполитических целей - обуздания ядерных амбиций Ирана - Вашингтону необходима помощь Москвы. Однако Россия станет сотрудничать, только если ее удовлетворит отказ Обамы от конфронтационного подхода администрации Буша к иранской проблеме.

Ключевая роль России в данном вопросе связана с тем, что она строит для Ирана гражданский ядерный реактор в Бушере, а также поставляет в исламскую республику высокотехнологические вооружения. Также важно, чтобы Москва поддержала попытки США заставить Иран пойти на попятный с помощью санкций. Предстоящая в среду встреча Обамы и Медведева может стать важным знаком того, получит ли Вашингтон ту помощь, в которой нуждается.

По словам постоянного представителя России в НАТО Дмитрия Рогозина, встреча Обамы и Медведева дает Москве возможность оценить, как далеко новая администрация планирует зайти, выполняя обещание Обамы заново выстроить отношения с Ираном. От ответа на этот вопрос будет зависеть готовность Москвы делиться с Тегераном военными технологиями.

'Все будет зависеть от того, чего будет больше на переговорах - надежды на мир или 'надежды' на угрозы', - сообщил Рогозин в интервью TIME.

Иран заключил с Россией договоренность о поставке зенитно-ракетных систем С-300, намного более точных и дальнобойных, чем имеющиеся у Ирана системы ПВО. Их наличие у Тегерана сильно повысило бы его способность противостоять превентивному удару Израиля или США по иранским ядерным объектам. Главный советник Госдепартамента по Ирану Денис Росс (Dennis Ross) месяц назад предупреждал, что Израиль может даже поддаться искушению нанести удар, до того, как С-300 прибудут в Иран (что, как ожидалось, должно было произойти в следующем году).

Однако, утверждает Рогозин, Россия могла бы отказаться от поставок в Иран современных средств ПВО, если Обама продемонстрирует, что иранская политика США изменилась. 'Лучшее, что Вашингтон мог бы предложить России - это корректировка своего отношения к Ирану', - считает Рогозин. В таком случае, Москву должна обрадовать новость о том, что во вторник на конференции в Гааге специальный представитель Обамы по Афганистану и Пакистану Ричард Холбрук (Richard Holbrooke) встретился с замминистра иностранных дел Иран Мехди Ахундзаде (Mehdi Akhoundzadeh), и что они договорились 'оставаться в контакте'.

Россия, судя по всему, уже фактически заморозила поставки С-300 Ирану, и сейчас смотрит, какой подход в отношении ядерной программы Тегерана изберет администрация Обамы. 'На политическом уровне [русские] заморозили сделку. Это что-то новое', - замечает эксперт по России и Ирану вашингтонской Eurasia Group Клифф Купчан (Cliff Kupchan).

Рогозин считает, что стремление Ирана получить ракеты связано с позицией Вашингтона. 'Чем более жесткую политику по отношению к Ирану ведут США, тем жестче его позиция и по отношению к США и по отношению ко всему миру, - полагает он. - Если загнать маленькую страну в угол, ее народ будет делать все возможное, чтобы обеспечить свою безопасность'. При этом, хотя Россия долгое время защищала право Ирана осуществлять гражданскую атомную программу, чиновники в Москве, по мнению Купчана, были захвачены врасплох, когда месяц назад Иран испытал ракету средней дальности. Тем не менее, Россия не хочет разрывать контракт о поставках С-300. Рогозин дал понять, что Россия 'ждет первой встречи президентов, и только после нее будет определяться с планами'.

Помимо перемены позиции по Ирану, Обама может предложить России еще один стимул для сотрудничества: негласную отсрочку - возможно, на годы - планов по размещению американской системы ПРО в Польше и Чехии и по приему в НАТО Грузии и Украины. Оба эти вопроса, хотя и без связи с Ираном, стоят на повестке дня проходящего на этой неделе в Германии и Франции саммита НАТО. Кроме того, Иран - не единственная сфера, в которой США и их союзникам нужна помощь России: сотрудничество Москвы необходимо для создания альтернативных маршрутов снабжения сил НАТО в Афганистане, с связи с уязвимостью действующих маршрутов, проходящих через Пакистан, для ударов союзников 'Талибана'.

Впрочем, даже, несмотря на уступки по вопросам о 'противоракетном щите' и вступлении в НАТО Украины и Грузии, Россия продолжает относиться к альянсу с глубоким подозрением. 'Между нами до сих пор нет ни понимания, ни доверия, - замечает Рогозин.- Россия должна стать надежным партнером США и НАТО, но для этого, необходимо, чтобы и Вашингтон, и Брюссель относились к ней с уважением'. Москва предпочла бы уменьшить влияние НАТО не только на южном фланге - то есть в Грузии и на Украине - но также и на западе, на границе с Польшей и странами Прибалтики, хотя любой пересмотр членства этих стран в альянсе сделал бы саму идею НАТО бессмысленной. Это означает, что отношения в любом случае, по-видимому, останутся неровными, даже если станут продуктивнее. 'Мы не склонны к наивности, но сейчас мы чувствуем надежду и испытываем оптимизм', - заявил Рогозин.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.