Президент Обама начал подготовку к новому раунду переговоров с русскими по ядерным вооружениям. Очевидно, он надеется избавить мир от ядерного оружия. Это весьма благоприятный момент для переосмысления проблемы контроля вооружений в целом. Да и кому не захочется увидеть мир, свободный от угрозы ядерного Армагеддона?

Но в действительности вопрос заключается в следующем: чья стратегия контроля над вооружениями способна самым лучшим образом превратить эти планы в реальность и при этом обеспечить безопасность? В этом-то и состоит конечная цель американской политики.

Конечно, мир без ядерного оружия безопаснее, чем мир с таким оружием. Но такое откровение не очень-то помогает направить переговоры по контролю вооружений в нужное русло. Ядерное оружие существует, и вне зависимости от наших желаний многие страны хотят его сохранить. Концентрация внимания исключительно на вопросе полной ликвидации всего ядерного оружия отвлекает нас от более масштабной и более значимой цели обеспечения безопасности. В конце концов, мы хотим избавиться от ядерного оружия, чтобы чувствовать себя в безопасности, а не просто потому, что нам хочется распилить ракеты. В один прекрасный день мы можем подойти к такому рубежу, когда ядерные ракеты уже нельзя будет использовать. Но чтобы дойти туда, нам понадобится нечто большее, чем простая попытка раз и навсегда запретить их.

Нам нужно иначе думать о проблемах контроля вооружений. Вместо того, чтобы превращать процесс в самоцель, мы должны задуматься о результате усилий по укреплению мировой безопасности. Стратегические силы по своему характеру должны быть в основном оборонительными, в соответствии с принципом ненападения. Надо считать соглашение по контролю вооружений своего рода пактом о ненападении в плане применения стратегических сил. Цель таких сил в первую очередь должна состоять в сдерживании и предотвращении нападений, а если это не удастся - в нанесении поражения агрессору.

Соглашения в области контроля вооружений могут направлять данный процесс, подталкивая обе стороны к сокращению своих наступательных ракет, а, также, обеспечивая такую ситуацию, когда оставшиеся ракеты не будут заранее нацелены на густонаселенные районы. Со временем стратегические силы обороны от наступательных ракет будут интегрированы в военные структуры Америки и России, причем до такой степени, что эти страны смогут совместно размещать и использовать такие силы.

План продвижения к такому результату изложили в выходящей вскоре в свет работе аналитик фонда Heritage Бейкер Спринг (Baker Spring) и эксперт по российской политике в области контроля вооружений Андрей Шумихин. Вот их рекомендации.

Пусть закончится срок действия Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ). Срок действия этого договора, ратифицированного в 1994 году, истечет в декабре. Лучше пусть он утратит свою силу, но не надо вести переговоры с Россией по новому соглашению в жестких временных рамках. Дело в том, что спешка при заключении соглашений по таким чисто техническим вопросам как контроль вооружений почти всегда приводила к браку. Однако в среду Обама решил все сделать с точностью до наоборот, заявив во время лондонской встречи с российским президентом Дмитрием Медведевым, что переговорщики получили указание подготовить основные положения нового договора к концу июля.

Следует провести переговоры по протоколу проверок и прозрачности к Договору о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП), который больше известен как Московский договор. Этим договором ядерные силы сокращаются до уровня, который ниже разрешенного договором СНВ. Московский договор будет действовать до 2012 года, однако в нем используются положения о проверках и прозрачности из договора СНВ, что не всегда подходит для контроля предусматриваемых сокращений. Договором СНВ боезаряды ограничиваются на основе несущей мощности средств их доставки к цели. Московским же договором напрямую устанавливаются ограничения на все оперативно развернутые боезаряды. Исправить такую ситуацию - это первоочередное условие для начала переговоров по контролю вооружений с русскими.

Надо предложить России проект совместной декларации о "защите и обороне". Когда будет заключено соглашение о проверках и прозрачности, США и Россия должны будут согласовать схему будущих переговоров, посвященных стратегии "защиты и обороны". Эта схема, изложенная в формате совместной декларации, будет служить в качестве ориентира для последующих переговоров по контролю вооружений и сотрудничеству с целью перехода к стратегическим силам оборонительного типа и отказа от концепции ответного удара возмездия. После этого шага США и Россия смогут приступить к переговорам по другим отдельным проблемам. Главная и сквозная цель при этом следующая: увести обе страны, а со временем и все остальные ядерные державы прочь от стратегии "паритета страха" времен "холодной войны".

Какого рода соглашения могут возникнуть в результате появления новой оборонительной стратегии? Как насчет второго Договора о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП-2), который позволил бы уменьшить количество развернутых боезарядов в большей степени, чем предусмотрено Московским договором? Таким договором можно было бы снизить риск уничтожения населения, применения неточных систем, а также стимулировать использование стратегических сил оборонительного типа. Наряду с этим, потребуется все же определенная модернизация наступательных ядерных вооружений для сдерживания тех, кто создает угрозу ядерного нападения.

Американо-российские переговоры по контролю вооружений можно проводить в увязке с договором о сотрудничестве в области стратегической обороны, либо уже после подписания такого договора. Договором о сотрудничестве в области стратегической обороны можно предусмотреть систему обороны от ядерного, биологического и химического оружия, а также средств его доставки, таких как баллистические ракеты, крылатые ракеты и самолеты. В ходе последующих переговоров о сотрудничестве можно обратиться к решению других проблем, таких как противодействие ядерному терроризму.

Все эти переговоры имеют одну-единственную цель - сделать мир более безопасным. Оборонительная стратегия, обесценивающая ядерное оружие, имеет гораздо больше шансов добиться его уничтожения, чем прямой запрет на такое оружие. Она не только дает более реалистичные способы действий в мире, переполненном стратегическим оружием. Она, кроме того, сосредоточивает внимание на том, какую цель должен обеспечивать контроль вооружений - на защите американцев и всех остальных ни в чем не повинных людей от ядерного нападения.

Ким Холмс - бывший помощник госсекретаря США, ныне является вице-президентом фонда Heritage. Он автор опубликованной в 2008 г. книги "Самая большая надежда свободы: американское лидерство в 21-м веке" (Liberty's Best Hope: American Leadership for the 21st Century).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.