Сегодня - саммит 'большой двадцатки' в Лондоне, завтра - саммит НАТО в Страсбурге. И если саммит 'большой двадцатки' кажется вам сомнительной затеей, то вам следует взглянуть на НАТО.

Организация, отмечающая свое 60-летие, неспособна назвать имя нового генерального секретаря, потому что турки выступили против кандидатуры премьер-министра Дании Андерса Фог Расмуссена из-за датских карикатур, высмеивающих пророка Мухаммеда.

США и Британия пререкаются с большинством государств-членов по поводу численности контингента в Афганистане, в частном порядке и вполне открыто обвиняя в трусости тех, кто, как немцы, держится в стороне от настоящих боев.

Старые государства-члены из Западной Европы и новички из Восточной не могут договориться о том, как относиться к России и подталкивать ли Украину к вступлению. Испания без консультаций отказалась участвовать в размещении миссии в Косово. Даже хорошая новость - возвращение Франции в военные структуры НАТО - вызывает смешанные чувства по поводу мотивов. Если бы это была семья, то вы бы назвали ее неблагополучной. Если бы это была фирма, то вы бы сказали, что ей пора расформироваться.

Пожалуй, в виду завтрашнего саммита наиболее уместна именно аналогия с семьей. При всей взаимной вражде и ревности, члены НАТО, похоже, хотят принадлежать к более широкой общности. Как и на сегодняшнем саммите 'двадцатки', для сглаживания противоречий, несомненно, будет найдена подходящая формулировка.

Те государства, которые с неохотой участвуют в операции НАТО в Афганистане, попросят направить гражданских советников и деньги вместо боевых частей. Споры о новых членах отложат до лучших времен. Антагонизм с Россией обойдут стороной. Турцию успокоят.

Но все-таки самая подходящая аналогия для НАТО - с пришедшей в упадок фирмой. Так же, как автомобильная промышленность, Woolworths и половина банковской отрасли, она представляет собой устаревшую бизнес-модель. НАТО создавалась с четкой целью: для сдерживания и устрашения СССР. Как только Советский Союз распался, она лишилась смысла своего существования

Вместо этого, партнеры по альянсу и натовская бюрократия придумали две новых цели, реализация каждой из которых привела не к самым лучшим результатам. Первая состояла в том, чтобы включить в состав альянса только что освобожденные страны Восточной Европы и придать ему новое качество - распространителя демократии, а не просто военного пакта для защиты Запада.

Вторая заключалась в расширении границ деятельности организации, превращении НАТО из оборонительного альянса, зоной ответственности которого является Европа, в наступательную военную организацию, способную действовать за пределами своего театра военных действий - в Африке и Афганистане. В качестве средства сохранения рабочих мест оба шага были совершенно логичными. Но в качестве бизнес-плана для самой организации это была катастрофа перенапряжения.

Политизировав свою цель, которая теперь формулируется как продвижение демократии в бывших советских республиках, НАТО ввязалась в прямую конфронтацию с Россией, которой не доверяет половина ее членов. Если президент США Джордж Буш стремился как можно скорее раскрыть натовский зонтик над Украиной и другими странами, граничащими с Россией, то Германия и страны Северной Европы считали, что преодолеть наследие 'холодной войны' можно только в рамках новой антанты с Россией.

Еще более разрушительным оказалось для НАТО воздействие афганской кампании. Хотя после 11 сентября все государства-члены обязались принять участие в операции по свержению талибов и ликвидации 'аль-Каиды', те немногие страны, которые были к ней готовы и, тем более, получили на это санкцию избирателей, лишь увязли в долгосрочной оккупации страны.

Этот путь ведет в тупик. НАТО придется вернуться к исходной точке и начать все сначала. Некоторые, по аналогии с обанкротившейся автомобильной компанией, считают, что на ней надо поставить крест. Но, не говоря о том смятении, которое это вызовет, и страхом перед тем, что США решат, что теперь им ничто не мешает оставить Европу (что, впрочем, не такое уж бедствие, как обычно предполагают), это лишит Европу военного альянса, обладающего проверенным потенциалом.

Реальные проблемы в сфере безопасности сохраняются в Европе и, тем более, вдоль ее границ - пускай теперь это не советские танки и бомбардировщики, а несостоятельные государства и деструктивные элементы как государственного, так и негосударственного уровня. Огромным вызовом является и разоружение - по-видимому, Обама готов предпринять соответствующие шаги, а Россия готова их подхватить.

НАТО, ставящая своей целью взаимную оборону и целенаправленное разоружение, действительно обрела бы смысл существования. После Буша не стоит надеяться на то, что она сможет быть эффективным альянсом, пропагандируя политическое евангелие или претендуя на роль мирового жандарма. НАТО, как и автомобильная промышленность, ожидает перспектива ликвидации или нового старта. Жить по-старому уже не получится.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.