Судя по всему, большинство представителей американского военного и дипломатического сообщества пришли к выводу: если Россия всерьез не подставит плечо, Иран в недалеком будущем создаст и ядерное оружие, и средства его доставки, способные достигать всей территории Европы. Они считают, что никакие военные акции США или Израиля не смогут остановить осуществление иранской ядерной программы; к тому же подобные действия приведут к такому 'взрыву' на Ближнем Востоке, что уже одно это исключает силовой вариант. Они решили заявить России о своей готовности к серьезным уступкам в обмен на сотрудничество по иранскому вопросу. Причем речь здесь не только об отказе от развертывания системы ПРО в Польше и Чехии; возможно, США придется согласиться с многими требованиями России по ядерным вооружениям и соглашению, которое должно заменить ныне действующие Московский договор и СНВ-1, заключенный в 1991 г.

 

В конкретном плане Москва предлагает сократить количество развернутых ядерных вооружений до 1000-1500 боеголовок. И хотя озвучиваемый российской стороной 'потолок' на 10% ниже, чем нижний количественный порог, установленный Московским договором, Москва настаивает, что все остальные боеголовки должны уничтожаться, а не выводиться в резерв или складироваться. Это означает, что развернутые ядерные силы будут представлять собой весь имеющийся у каждой из стран арсенал. Следовательно, если какие-то из наших боеголовок окажутся в небезопасном состоянии, утратят надежность и потребуют замены, американские ядерные силы сдерживания будут ослаблены, а восполнить недостачу в достаточно короткие сроки невозможно. Дело в том, что военная атомная промышленность США сегодня может производить лишь очень небольшое количество ядерных боеприпасов в год.

 

Русские также категорически настаивают на том, чтобы количество боеголовок на американских носителях подводного или наземного базирования нельзя было в короткие сроки увеличить. Таким образом, число боеголовок, установленных на ракетах 'Минитмен' (сегодня это одна единица) нельзя будет быстро довести до штатных трех, а 2-4 разрешенные боеголовки на ракетах 'Трайдент D-5' - до максимально возможных восьми. Это существенным образом ослабит возможности США в плане реагирования на кризисы или усиление потенциала держав-соперниц, например, Китая. В статье, опубликованной недавно в журнале Comparative Strategy, сообщается, что в течение ближайших десяти лет только на ракетных подлодках, которые планирует построить Пекин, будет развернуто более 596 боеголовок.

 

Более того, Россия обладает мощнейшей ядерной промышленностью, включая целые 'атомграды', где осуществляется исключительно производство ядерных вооружений. Каким бы жестким ни был режим инспекций в рамках нового соглашения по контролю над вооружениями, у США не будет возможности точно установить размеры российского арсенала неразвернутых ядерных боеголовок. Стоит вспомнить, что в конце 'холодной войны' русские обнародовали данные, свидетельствовавшие о том, что реальное количество их ядерных боеголовок на 20000 единиц превышало оценку бывшего министра обороны Кэпа Уайнбергера (Cap Weinberger) - а ведь эту оценку 'знающие' специалисты по контролю над вооружениями называли сильно завышенной. Чем ниже уровень развернутых ядерных вооружений, тем серьезнее будут последствия недооценки арсеналов наших противников. Кроме того, установление столь радикальных количественных ограничений возможно вынудит США отказаться от одного или двух компонентов своей ядерной 'триады', что приведет к резкой дестабилизации стратегического соотношения сил на мировой арене.

 

Но это еще не все плохие новости. Русские хотят, чтобы в категорию ядерных вооружений были внесены и средства дальнего радиуса действия, предназначенные для мгновенного нанесения удара обычными боеголовками - хотя они и несравнимы по разрушительному воздействию. Что же касается тысяч оперативно-тактических и тактических ядерных боеголовок, находящихся сегодня в арсенале России, то они, наоборот, под ограничения попасть не должны. Москва попросту заявляет, что эта категория вооружений 'не является предметом переговоров' и 'не входит в тематику обсуждения'.

 

Эти российские предложения следует рассматривать в контексте недавно принятой доктрины Москвы в ядерной сфере. Еще в 1999-2000 гг., когда г-н Путин был лишь 'исполняющим обязанности президента', и даже в ельцинскую эпоху, Россия все больше делала акцент на применении ядерного оружия в региональных и иных конфликтах. Были разработаны ядерные боеприпасы малой мощности и боеголовки заглубляющегося типа, а применение ядерного оружия в новой военной доктрине гротескным образом характеризуется как метод 'деэскалации кризисов'. Сообщается также, что Россия оснащает ядерными боеголовками крылатые ракеты, которые несут подводные лодки.

 

На прошлой неделе из уст высокопоставленных российских чиновников прозвучали сразу четыре заявления о том, что иранская ядерная программа носит невоенный характер, и не представляет какой-либо угрозы для Европы, стран НАТО и США. Это не сулит ничего хорошего с точки зрения расчетов на решающую поддержку Москвы в попытках заставить Тегеран соблюдать положения ДНЯО - Договора о нераспространении ядерного оружия. Для США отказ от размещения крайне необходимой системы ПРО в Центральной Европе в обмен на туманные обещания России 'помочь' в иранском вопросе - при том, что сама Москва даже не видит нужды в изменении позиции Тегерана - выглядит бессмысленной уступкой. А такой 'подарок' русским, как новый договор по ядерным вооружениям, серьезно подрывающий потенциал наш сдерживания - особенно в условиях нарастания имперских тенденций в политике России - явно не соответствует положениям Конституции США, где говорится об 'организации совместной обороны'.

 

Обозреватель FamilySecurityMatters.org Питер Хьюэсси - президент консалтинговой фирмы GeoStrategic Analysis, специализирующейся на вопросах обороны и национальной безопасности

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.