Я занимаюсь политической журналистикой со времен Джимми Картера, и с самого начала для меня было очевидно, что подавляющее большинство моих американских коллег болеют за демократов. Один опрос за другим показывает, что подавляющее большинство из них голосуют за Демпартию.

Симпатия к одной партии въелась им в кожу, как запах цэдээловских шашлыков - в замшевые куртки советских письменников, и сделалась настолько органичной, что они отрицают ее вполне искренне. Журналисты дружно издеваются над телекомпанией 'Фокс', называя ее республиканской, но искренне удивляются, когда им говорят, что все остальные телекомпании и подавляющее большинство больших американских газет - демократические.

Пресса может отрицать это сколько угодно, но ее идеологический крен давно очевиден для широкой публики: в октябре прошлого года 70% опрошенных заявили, что, по их ощущению, СМИ желают победы Обаме, и лишь 9% считали, что пресса болеет за Маккейна.

В свете этого непонятно, почему Обама относится к своей группе поддержки столь недоверчиво. Он приносит с собой на пресс-конференции заранее подготовленный список журналистов, которые будет позволено задавать ему вопросы. Остальные могут тянуть руки сколько угодно: он их не заметит.

На своей последней пресс-конференции в тот вторник он от греха подальше предпочитал вызывать не опытных политических журналистов из серьезных СМИ, а репортеров изданий типа гламурного негритянского журнала 'Эбони'. Возможно, они шикарные журналисты, но въедливых политических вопросов от них ждать не приходится, это не их профиль.

Ино и на старуху бывает проруха. Обама допустил прокол, подпустив к микрофону корреспондента Си-эн-эн Эда Генри. Может, потому, что Си-эн-эн входит в группу поддержки президента. 'Я болею за этого парня, - честно признался в четверг комментатор Си-эн-эн Джек Кэфферти. - Он мне нравится. Я считаю, что он великолепен', в оригинале terrific.

Но вот Генри подвел. Корреспондент Си-эн-эн задал недипломатичный вопрос: почему Обама не сразу сообщил народу о бонусах, которые выплатила своим сотрудникам страховая компания AIG и которые вызвали бурю негодования, а лишь через несколько дней после того, как узнал об этом сам?

Обама не ждал подвоха и по-путински встал на дыбы. 'Перед тем, как что-то сказать, я предпочитаю знать, о чем я говорю', - сухо отрезал он без своей ослепительной улыбки, за которую СМИ готовы простить ему все: и заискивающие подъезды к Ирану и другим врагам Америки, и унижения, которым он подвергает американских союзников от Польши до Великобритании, и предательство прав человека, и неполиткорректные шуточки по поводу Специальной Олимпиады для увечных, и ляпы вроде того, что в США 57 штатов, и косноязычие, когда у него отказывает телесуфлер, и еще тысячу мелочей, которые пресса никогда не простила бы президенту Маккейну.

В последнее время стало модно говорить, что Обама стал выходить из моды, и что его медовый месяц с прессой подошел к концу. В доказательство приводят одни и те же имена. Обаму почти одновременно критиковали и умеренно консервативный обозреватель 'Нью-Йорк таймс' Дэвид Брукс, и один из теоретиков Демпартии Уильям Гэлстон в либеральном журнале 'Нью репаблик', и крикливый биржевой обозреватель телекомпании Эм-эс-эн-би-си Джим Креймер, который так разочаровался в Обаме, что потребовал, чтобы Демпартия вернула ему все пожертвованные ей деньги, и псевдоумеренный комментатор 'Нью-Йорк таймс' Томас Фридман, и еще несколько публицистов.

Критики призывают Обаму заняться нынешним финансовым кризисом и пока отложить свои грандиозные прожекты вроде национализации американской медицины, взимания податей с фабрикантов за выброс пресловутых парниковых газов, или отмены тайного голосования по вопросу о вступлении в профсоюз.

Они напоминают, что его кумир Рузвельт потратил первые два года своего правления на экономику и лишь потом взялся за свой Новый курс, который радикально расширил роль Вашингтона в жизни американского общества. А Обама действует по принципу -одним махом семерых побивахом. Даже часть его поклонников в прессе говорит, что он, как здесь выражаются, откусил больше, чем способен прожевать.

Из этого делают вывод, что в СМИ наступило разочарование Обамой. Это глупости. Милые бранятся - только тешатся. Медовый месяц СМИ с Обамой не кончится никогда, поскольку они с прессой близнецы-братья. Конечно, пресса живет по законам конкуренции и иногда может увлечься развенчанием своих кумиров, как произошло во время скандала из-за Моники Левински, когда газеты наперегонки печатали новые разоблачения клинтоновских грешков. Но эта полоса прошла, и СМИ снова полюбили Билла. Потому что он свой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.