Сэр, Ваша редакционная статья от 1 апреля 'Энергетические игры' ('Energy games'), посвященная покупке 21 процента акций Mol 'Сургутнефтегазом', обвиняет австрийцев в том, что они якобы препятствуют работе механизма единой европейской энергетической политики. Это не совсем справедливо.

Слияние венгерской компании с OMV было вполне логичным с экономической точки зрения. Оно позволило бы создать в Центральной и Восточной Европе крупного европейского игрока, обладающего серьезными рычагами воздействия, как на русских, так и на других поставщиков нефти и газа. Однако эти планы были сорваны в результате постыдных маневров Mol при активной поддержке венгерского правительства. Когда же OMV пожаловалась на несправедливость в Брюссель, все закончилось обычными оттяжками и проволочками, не приведшими в итоге ни к чему. Таким образом, ни принцип 'честной игры', ни скоординированный подход к удовлетворению потребности Европы в нефти и газе никто тогда защищать не стал.

О том, что Россия хочет усилить свое влияние на европейскую нефтегазовую промышленность, было давно всем известно. То, что венгры излишне чувствительны к своему габсбургскому (читай австрийскому) наследию, также не составляет тайны. Непримиримая позиция Mol неминуемо должна была заставить OMV продать свою долю акций тому, кто предложит большую цену; Брюссель, в свою очередь, отошел в сторону, показав, что он не собирается бороться с вопиющей несправедливостью, подтолкнув тем самым OMV поступить так, как она поступила.

OMV защищает интересы своих акционеров, и это похвально. 'Сургутнефтегаз' преследует собственные интересы, и он в своем праве. Что же касается, единой европейской энергетической политике, может быть случившееся станет для кого-нибудь уроком, хотя я в этом и сомневаюсь. Если же так необходимо искать виноватых, оставьте Вену в покое и подумайте лучше о Будапеште и Брюсселе.