Один мой израильский коллега когда-то выполнял столь секретную и деликатную миссию, что лишь спустя много лет он смог поделиться ее обстоятельствами с друзьями.

Менахем Бегин (Menachem Begin) занимавший тогда пост премьер-министра Израиля поручил ему посетить европейские столицы, встретиться с редакторами, политиками и общественными деятелями и дать им понять, что Израиль крайне обеспокоен ядерной программой Ирака и не остановится ни перед чем, чтобы помешать Саддаму Хусейну (Saddam Hussein) получить бомбу. Эти предостережения должны были подготовить европейское общественное мнение, однако большинство собеседников моего коллеги сочли их обычной бравадой (один из редакторов, к примеру, сразу же перевел разговор на новую сантехнику, разработанную в каком-то кибуце). В июне 1981 года, когда израильские F-16 разбомбили до основания иракский ядерный реактор, они спохватились.

Несколько дней назад на брифинге в Лондоне я слушал, как высокопоставленный израильский чиновник вежливо и спокойно говорит все то же самое, но уже об иранской ядерной программе, и меня пробирала дрожь. Тем временем, он объяснял, что иранское ядерное оружие представляет собой угрозу существованию еврейского государства, которое готово защищать себя, невзирая на последствия. Ничего нового в этих словах нет, однако сейчас политическая и военная обстановка такова, что если в ближайшие недели, в крайнем случае, месяцы, на Ближнем Востоке не произойдут решительные перемены, израильский удар по Ирану станет вполне возможным.

В кругах экспертов по ядерному оружию принято считать, что Иран сейчас обладает достаточным количеством обогащенного урана для создания ядерной бомбы. Прежде чем сооружать боеголовку, его еще предстоит обогатить до оружейного уровня в ядерном центре в Натанзе, однако сырье и технология у Тегерана уже есть. Теперь создание ядерной бомбы для него - только вопрос времени.

В июне в Иране пройдут президентские выборы, на которых президент Ахмадинежад (Ahmadinejad) будет, скорее всего, переизбран на новый срок. Как сообщил мне западный дипломат, работающий в Тегеране, он не видел ни одного иранца, включая оппозиционеров, который не был бы уверен в том, что г-н Ахмадинежад победит с большим перевесом. Отметим, что президент неоднократно обещал развивать и дальше ядерную программу, и что его полностью поддерживает Высший руководитель Ирана Али Хаменеи (Ali Khamenei).

С точки зрения Израиля, сочетание этих двух факторов будет означать, что красная черта пересечена. Г-н Ахмадинежад угрожал стереть Израиль с лица Земли, провел конференцию по отрицанию Холокоста, вооружает и финансирует 'Хезболлу' и ХАМАС, боевики которых ответственны за ракетные удары по Израилю. Если его переизберут, и возникнет опасность, что он получит бомбу, Израиль будет готов пойти на все, чтобы его остановить.

Еще мрачнее эта и без того безрадостная картина станет, если посмотреть на сформированное на этой неделе израильское правительство во главе с Биньямином Нетаньяху (Binyamin Netanyahu). Министром обороны в нем стал младший партнер г-на Нетаньяху по коалиции лидер Партии труда Эхуд Барак (Ehud Barak). Впрочем, в данном случае важнее не его политические взгляды, а его военное прошлое. Г-н Барак, рекордсмен израильской армии по числу наград, до того, как стать начальником Генштаба, возглавлял 'Сайерет маткаль', израильский эквивалент САС. Г-н Нетаньяху был его подчиненным. В кабинете есть и еще один бывший спецназовец - Моше Яалон. Все они принимали участие в операциях по устранению палестинских лидеров и организовывали глубокие рейды на вражескую территорию. Короче говоря, необходимые для удара по Ирану опыт и уверенность в себе у них есть.

Г-н Барак был министром обороны и в прошлом кабинете. Именно при нем в январе был осуществлен последний тайный рейд израильской армии, целью которого стала автоколонна, перевозившая оружие. Согласно опубликованному на этой неделе отчету об операции, израильские бомбардировщики F-16 под прикрытием истребителей F-15 нанесли удар по целям в Судане. После этого беспилотники провели съемку последствий, по результатам которой оказалось, что часть машин осталась цела. Тогда был нанесен второй удар. При этом израильские самолеты, дозаправляясь в воздухе, преодолели 1750 миль от Израиля до Судана и обратно. Расстояние от Израиля до города Натанз, под которым расположен иранский центр по обогащению урана, составляет 900 миль в один конец.

Израильтяне не забывают и о возможностях иранской ПВО, намного более грозной, чем в Судане. Это также может стать для них поводом не медлить с ударом. Россия продала Ирану современные зенитно-ракетные системы С-300, и Израиль, возможно, решит, что ему следует атаковать до того, как они будут введены в строй.

Все это военные соображения, и они могут иметь смысл для военных, однако политические издержки превентивного удара - не говоря уж об опасности втянуть Ближний Восток в очередную большую войну - казалось, должны были бы исключить такую возможность.

Так было бы в Европе, однако на Ближнем Востоке действует совсем другая логика. Многие из арабских стран, особенно страны Персидского залива, боятся Ирана с ядерным оружием намного больше, чем Израиль. В некоторых арабских столицах удар, который на время снизит эту угрозу, будет только приветствоваться. Израильтяне, конечно, знают, что их действия вызовут огромное международное возмущение. Однако так уже было после удара по Ираку, причем многие страны позднее благодарили их в частном порядке. Недавние действия Израиля в Газу также многими осуждались, однако со временем критицизм сошел на нет.

Сегодня единственным препятствием на пути такого развития событий остается Барак Обама, начавший дипломатическую кампанию по восстановлению связей с Ираном, и планирующий вновь начать взаимодействовать с этой страной после 30 лет враждебности. Судя по некоторым признакам, Тегеран в этом также заинтересован. В недавней конференции по Афганистану участвовали как иранский представитель, так и делегация США. Такие же переговоры прошли и по иракской проблеме.

Однако подобные жесты останутся по большей части тщетными, если Вашингтон не сможет убедить Иран, что заморозить ядерную программу, присоединиться к международному сообществу и сотрудничать с Америкой - в его собственных интересах. Для режима, пришедшего к власти под знаменем исламской революции и вечной борьбы с Америкой и Израилем, это был бы большой шаг вперед.

Иран, по видимому, будет главной темой для обсуждения, во время назначенного на следующий месяц визита г-на Нетаньяху в Вашингтон. Без молчаливого согласия Америки Израиль не будет атаковать. Однако время уходит, и ситуация вокруг Ирана скоро может оказаться главной проблемой г-на Обамы.

Ричард Бистон - редактор международного отдела The Times

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.