Иран - это ближневосточная Куба. Обе эти страны считаются изгоями и находятся под санкциями, обе созрели для перемен. Вероятно, в первый срок президентства Барака Обамы нас ждут прорывы и во взаимоотношениях с Кубой, и во взаимоотношениях с Ираном. При этом с Кубой будет легче иметь дело, однако Иран намного важнее, с точки зрения задач, стоящих перед США в Афганистане и Пакистане.

Весь мир за некоторыми исключениями считает нежелательным, чтобы Иран получил ядерное оружие. Разумеется, одно из этих исключений - сам Иран.

 

Однако, возможно, мы в очередной раз беспокоимся не о том, о чем следует. Гораздо более серьезный повод для беспокойства в настоящий момент - предпринимаемые Ираном последние два года попытки купить у России зенитно-ракетные комплексы С-300. С-300 - современные и точные системы ПВО, оснащенные ракетами 'земля-воздух', которые запускаются с самоходной пусковой установки, способные одновременно отслеживать до 100 целей и поражать до 12 на дистанции до 200 километров и на высоте до 27 километров. Они обеспечивают защиту как от самолетов, так и от крылатых и баллистических ракет и вполне способны сорвать авиаудар Израиля, аналогичный тем, которые еврейское государство наносило по ядерным объектам Ирака и Сирии. Хотя важнейшие ядерные объекты Ирана, скорее всего, разбросаны по всей стране и спрятаны под землей, те из них, что находятся на поверхности, тоже нуждаются в защите. Израильтяне чувствуют, что покупка Ираном подобного вооружения представляет для них опасность, поэтому слухи о том, что она, наконец, состоялась, могут подтолкнуть Израиль осуществить планы превентивного удара.

Однако завершать эту миллиардную сделку по не вполне понятным причинам не торопятся сами русские. Возможно, Россия не хочет восстанавливать против себя Израиль и Турцию, объем торговли с которыми у нее заметно больше, чем с Ираном. Некоторые полагают, что причину следует искать в разногласиях между Россией и Ираном или внутри российского правительства. Другие убеждены, что Россия собирается использовать С-300 как разменную монету на переговорах с новой американской администрацией. Правы они или нет, скоро должно выясниться.

Однако у всего этого есть и второй план. Так же, как неопределенность, существующая в отношении его планов и достижений в ядерной сфере, служит интересам Тегерана, двойственное отношение к Ирану служит интересам России. Москва не хочет, чтобы Иран перестал быть парией. Иран, напрямую взаимодействующий с Европой и Соединенными Штатами, будет способствовать значительному ослаблению России в длительной перспективе.

Для Западной Европы желающей уменьшить зависимость от российских нефти и газа, Иран может служить удобным альтернативным маршрутом для доставки энергоносителей из стран Средней Азии и Каспийского бассейна. Кроме того он и сам по себе - важный источник газа. Даже премьер-министр Владимир Путин говорил, что без иранского газа западные проекты газопроводов, такие как Nabucco, бессмысленны.

На востоке Иран граничит с Пакистаном и Афганистаном, двумя странами, на которые в ближайшие годы будет направлена внешняя политика Америки. К тому же, после того как русские, фактически подкупили киргизское правительство, чтобы оно закрыло единственную американскую базу в Средней Азии, Соединенные Штаты оказались вынуждены переправлять грузы через территорию России. Для Москвы это служит источником дохода, престижа и, в конечном итоге, влияния на американских военных. Иран, в свою очередь, был бы намного лучшим альтернативным маршрутом. Поэтому, как только появятся признаки сближения Ирана и Запада, Москва может попытаться сорвать его, позволив, наконец, исламской республике купить С-300. Если же в руках у Ирана окажутся новые ракетные комплексы, кубинские аналогии станут еще актуальнее.

Ричард Лурье - автор книг 'Автобиография Иосифа Сталина' ('The Autobiography of Joseph Stalin') и 'Сахаров: Биография' ('Sakharov: A Biography')