Любой приехавший в Стамбул человек может увидеть, что Турция соединяет Европу и Азию. Если говорить точнее, их соединяют два огромных висячих моста. Барака Обаму в Турцию привело не что иное, как глухой рокот геополитических перемен в этой важнейшей стране, которая постепенно отходит от Запада и сближается со своими соседями на востоке и севере.

Ключевая задача в повестке дня Обамы - это ликвидация трещин в отношениях Америки со старыми друзьями, которые Джордж Буш оставил ему в наследство. Когда парламент Турции в 2003 году отказался поддержать американское вторжение в Ирак, представитель Госдепартамента просто онемел. "Турки - что они сделали?" - воскликнул он, в клочья разрывая заранее подготовленную речь о надежном партнере США по НАТО, поддержавшем войну против Саддама Хусейна.

На протяжении полувека Турция действительно была надежным юго-восточным бастионом североатлантического альянса. Но и альянс был стратегически важен для Турции, как и для всех нас. С противоположного берега Черного моря на нее хмуро смотрела советская сверхдержава. Сегодня самая уязвимая для Турции граница - с союзником США Ираком. Курдские боевики из своих укрытий на севере Ирака совершают нападения на юго-восточные районы Турции. Пользующееся поддержкой американцев правительство Ирака не очень-то успешно их контролирует. А Сирия с Ираном постарались сделать так, чтобы их собственные курды не осложняли отношения с Анкарой.

Но еще хуже для Обамы выглядит опасный треугольник взаимоотношений между Соединенными Штатами, Турцией и Евросоюзом. Анкара не один десяток лет пытается вступить в ЕС, а в результате лишь беспомощно наблюдает за тем, как ее обгоняют бывшие коммунистические государства Восточной Европы. "Если бы мы вступили не в НАТО, а в Варшавский договор, - с усмешкой говорят турки, - то сейчас были бы в ЕС".

Брюссель не раздает награды за лояльность во времена "холодной войны". А Обама хочет возродить близость периода "холодной войны" для ведения войны с террором. Президент надеется воспользоваться турецкой моделью демократии в мусульманском сообществе, связанном союзническими обязательствами с США, чтобы разрекламировать имидж и роль Америки в вооруженных конфликтах в Афганистане, Пакистане и Ираке, и даже растопить лед в отношениях с Ираном.

Но сегодня Турция уже не хочет, чтобы ее воспринимали как нечто само собой разумеющееся. Ушли в прошлое те дни, когда Евросоюз мог считать себя единственным завидным женихом. Странам-претенденткам приходилось выстраиваться в очередь и ждать, пока еврократы будут не спеша принимать свои решения. Сегодня президент Франции Саркози и канцлер Германии Ангела Меркель обсуждают вопрос о том, как осадить Анкару, а лидеры ЕС игнорируют новую расстановку геополитических сил и положение среди них Турции. А положение это действительно изменилось - ведь теперь Турция находится между испытывающей энергетический голод Европой и богатыми энергоресурсами странами Центральной Азии, Ближнего Востока и Россией. Эти страны хорошие покупатели, они импортируют большое количество турецкой промышленной продукции. А Брюссель забывает, что сельская местность Турции быстро одевается в асфальт и бетон.

Турция все меньше и меньше нуждается в ЕС. Поскольку у нее есть таможенный союз с Евросоюзом, многие турецкие компании так или иначе получили то, что им было нужно от членства в ЕС - доступ к рынкам. А миллионы турецких крестьян знают, что Общая сельскохозяйственная политика Евросоюза никогда не даст им бездельничать, как это было когда-то с избалованными французскими фермерами.

Официально все турецкие партии по-прежнему поддерживают идею вступления в ЕС, но на практике они рассматривают и иные альтернативы, обхаживая новых клиентов в географическом полукруге от России до стран Персидского залива.

Лидеры ЕС ворчат по поводу того, что пустили в Европу слишком много мусульман. Но хотя правящую в Турции Партию справедливости и развития по привычке называют "исламистской", ее никак нельзя ставить на одну доску с иранскими политиками. Здесь в списках кандидатов не увидишь бородатого муллу. Партия справедливости и развития поддерживает своеобразную мусульманскую форму учения методизма со своими принципами трезвости, трудолюбия и отказа от курения. А премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган (Recep Tayyip Erdogan) рискует потерять голоса избирателей из-за жестких запретов на курение в этой мало пьющей, но много курящей стране. Хотя многие турчанки поддерживают идею ношения головных платков, но чтобы увидеть женщин в хиджабах, вам придется ехать гораздо дальше на восток.

Внутренняя политическая борьба в Турции ведется не между старомодными фундаменталистами и устремленными в будущее антиклерикалами. Это борьба современно мыслящих мусульман, лишь небольшая часть из которых хочет отделить религию от политики. Нечестивый альянс светских националистов и мусульман потопил в свое время просьбу США об использовании турецкой территории для вторжения в Ирак в 2003 году.

Несмотря на все эти домашние ссоры, такой альянс в защиту национальных интересов Турции просматривается довольно отчетливо. А главный интерес здесь - получить доступ к нефти и газу для обеспечения жадной до энергоресурсов турецкой промышленности. Это значит, что в Турции уже произошла историческая революция во взглядах на ее давнего врага Россию. Евросоюз как группа государств является крупнейшим торговым партнером Турции, но Россия - это самая ценная страна-партнер.

Стремление Обамы перезагрузить отношения США и России способно помочь ему с Турцией, которая лежит на пересечении многочисленных экспортных нефтегазовых маршрутов. Турция держит кран открытым для западных стран, но цена такой открытости может значительно вырасти, если Запад или значительная его часть станет обижать турок.

Пока Вашингтон, Москва и даже Тегеран ищут расположения Анкары, Брюссель продолжает воспринимать Турцию как должное - как постоянного и невознагражденного просителя. Еврократам надо помнить, что для свадьбы нужно согласие двоих, а для развода достаточно желания одной стороны. Если Турция откажется от этого полувекового ухаживания, то НАТО также будет среди проигравших.

Визит президента Обамы показывает, что Вашингтон усвоил урок 2003 года и не принимает больше турок как должное. А вот Брюссель никак не реагирует на зловещие звуки разлома тектонических плит. Турция больше не хочет считать себя просительницей, умоляющей пустить ее во двор к богачу. Если Брюссель с презрением отвергнет ее, Турции будет куда податься. В любом случае, присутствие этой страны в Европе будет только усиливаться по простым экономическим и демографическим причинам - даже если ее не пустят в ЕС. Своекорыстные интересы Америки заставили ее начать ухаживание за Турцией. Неужели европейский эгоизм соответствует интересам ЕС?

Возникнет настоящее геополитическое землетрясение, если турецкие политики откажутся от своего стремления вступить в ЕС. Ударная волна от такого землетрясения будет ощутима как в Европе, так и на всем Западе.

Марк Алмонд - приглашенный профессор, читающий лекции по международным отношениям в Билькентском университете города Анкары. Он также преподает историю в Ориэл-колледже (Oriel College) при Оксфордском университете.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.