Определяющая характеристика политики США в отношении Северной Кореи - непоследовательность. И эта политика, похоже, не претерпела особых изменений с того момента, как администрация Буша уступила Белый дом Бараку Обаме. В воскресенье Обама отнесся к северокорейскому запуску межконтинентальной баллистической ракеты как к чрезвычайному событию. Когда помощники президента разбудили его в Праге в половине пятого утра, он сурово заявил, что "правила должны быть обязательными для выполнения", и что "за нарушение правил необходимо наказывать". Обама также приказал своему представителю в ООН немедленно добиться принятия резолюции по этому поводу в Совете Безопасности.

Однако СБ ООН сразу воспротивился введению санкций против режима Ким Чен Ира (Kim Jong Il) - что вполне понятно. Всего за два дня до ожидавшегося запуска ракеты специальный уполномоченный президента Обамы по северокорейской проблеме Стивен Босуорт (Stephen W. Bosworth) публично заявил, что "давление не самый продуктивный способ" в отношениях с Северной Кореей. "Когда пыль от ракеты немного уляжется", сказал он, главным приоритетом администрации будет убедить Пхеньян вернуться за стол переговоров по его ядерной программе.

Босуорт предложил отправиться в Пхеньян, "когда будет удобно" начать проведение двусторонних переговоров. Это как раз то, чего всегда хотел северокорейский режим. Он также пообещал "стимулы". "Думаю, есть вещи, которые мы можем предложить и сделать, и которые северные корейцы найдут позитивными", - заявил Босуорт репортерам.

Следует признать - Босуорт выразил мнение о том, что в случае проведения испытания ракеты будут "последствия", и что в американской политике должны сочетаться "давление и стимулы". Но с учетом его заявлений вряд ли может вызывать удивление то, что Китай и Россия выступают против новых санкций - или что Северная Корея запустила бы свою ракету вопреки всем предостережениям США. К чему прислушиваться к таким предостережениям, если администрация уже ясно заявила, что ее главный ответ на такие действия будет состоять в усилении дипломатического внимания, подслащенного пилюлями "стимулов"? Ведь это как раз то, что нужно господину Киму.

Администрация Буша пыталась изолировать Северную Корею и оказывать на нее давление. Затем она перешла к переговорам с предложениями взяток и подкупа. Ни первая, ни вторая тактика не привела к изменениям в поведении режима, который продолжает делиться своими ядерными секретами со странами-изгоями, в то же время сохраняя свой собственный арсенал бомб. Босуорт проявляет удивительную уверенность в том, что ему удастся изменить такую модель поведения. "Я полностью уверен в том, что при условии интенсивных переговоров и большой дипломатической активности" удастся преодолеть отказ Северной Кореи от проведения проверок ее плутониевых запасов, заявляет он.

А Обама, похоже, верит в то, что ему удастся усилить давление на Пхеньян благодаря объявленной им в Праге политике возрождения и укрепления курса на глобальное нераспространение. Предлагаемые им меры весьма достойны и даже необходимы - скажем, новые усилия по контролю за ненадежно охраняемыми ядерными материалами, запрет на создание новых расщепляющихся материалов и открытие международного банка ядерного топлива для обеспечения поставок на АЭС.

Однако северокорейский и иранский режимы вряд ли изменят свое отношение к этой политике. Те уступки, которых удавалось добиваться от Ким Чен Ира в прошлом, были результатом жестких мер со стороны Соединенных Штатов и Китая. Прежде всего, это замораживание иностранных банковских счетов правящего режима. Трудно поверить в то, что Обаме удастся добиться больших успехов, чем его предшественнику, без усиления последовательности и настойчивости в применении такого рода лекарства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.