На официальном уровне Министерство иностранных дел Франции одобряет концепцию "мира без ядерного оружия", изложенную Бараком Обамой в речи, которую он произнес в Праге в прошлое воскресенье. Франция, как и все остальные европейские страны, хотела бы иметь возможность "работать над строительством более безопасного мира". Впрочем, в этой области она предстает примерным учеником: Франция ликвидировала свои стратегические ракеты на плато Альбион, отказавшись, таким образом, от третьего компонента своей системы сдерживания, и сократила число ядерных боеголовок с 500 до 300. В марте 2008 года в своей программной речи, произнесенной в Шербуре, Николя Саркози напомнил о приверженности Франции стратегии ядерного сдерживания, в то же время высказавшись за продолжение процесса разоружения. Париж осознает растущую опасность, которую представляет собой распространение ядерного оружия, подвергая планету смертельной угрозе, от Пхеньяна до Исламабада и Тегерана. Но чтобы стать адептом философии "Абсолютного нуля" (Global Zero), согласно которой избавление мира от ядерного оружия позволит сохранить мир на Земле, Парижу нужно сделать еще один шаг, совершать который он, однако, не желает. Потому что мечту от реальности отделяет большое расстояние.

В Париже напоминают, что Китай (который далек от того, чтобы присоединиться к инициативам по созданию безъядерного мира) сейчас модернизирует свои ракеты и увеличивает свой ядерный арсенал, вероятно, надеясь однажды достичь паритета с США. Что Россия недавно снова сделала концепцию ядерного сдерживания основой своей стратегии на ближайшие двадцать лет. И что иранские и северокорейские ядерные программы пока что не удалось затормозить ни угрозами, ни обещаниями со стороны Вашингтона... Как раз наоборот: тот факт, что Пхеньян запустил свою ракету всего за несколько часов до произнесения Обамой своей пражской речи, должен был напомнить о способности режима Ким Чен Ира доставлять неудобство соседям по планете...

"Если администрация Обамы думает, что объявлять конечной целью уничтожение ядерного оружия правильно с моральной точки зрения и тактически уместно, то французы, со своей стороны, вовсе не убеждены в том, что это возможно или даже желательно", - резюмирует директор Стратегического фонда Камиль Гран (Camille Grand). В первую очередь потому, что Россия, которая сейчас в полной мере переживает последствия финансового кризиса, вряд ли смогла бы найти средства на уничтожение своего громадного ядерного арсенала, даже если бы ей этого очень захотелось. Затем потому, что мир, основанный на ядерном сдерживании, действительно уже существовал. А вот эффективность системы безъядерной безопасности еще никем не была доказана. "Если ядерное оружие станет вне закона, его обладателями станут как раз люди вне закона", - гласит поговорка стратегов. Другими словами, нет ли риска того, что ядерное разоружение великих держав создаст условия для начала новой войны?

Будучи убеждены в том, что всеобщее и полное ядерное разоружение в любом случае - дело далекого будущего и что в этой области есть много "фальшивок", французы благосклонно примут любую американскую инициативу по разоружению, будь то желание Барака Обамы добиться ратификации Конгрессом договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) или его стремление способствовать ускорению сокращения обоих крупнейших мировых ядерных арсеналов (российского и американского), учитывая, что срок действия договора СНВ истекает в декабре 2009 года. Что же касается всего остального, то Франция знает, что у стратегии ядерного сдерживания по-прежнему большое будущее. Что, впрочем, не мешает ей проявлять беспокойство по поводу речи, недавно произнесенной премьер-министром Великобритании. До сих пор Лондон придерживался позиции Франции ("мы будем разоружаться только тогда, когда в достаточной степени разоружатся страны, у которых больше ядерных боеголовок, чем у нас"), но тут он поддержал позицию Соединенных Штатов, призвав к уничтожению ядерного оружия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.