Президент США Барак Обама ранее на этой неделе вернулся из зарубежной поездки, которую многие аналитики называют успешной. Одним из аспектов его 8-дневного турне, привлекшего внимание мировой общественности, стала встреча с президентом России Дмитрием Медведевым. Во время этой встречи лидеры двух стран пришли к единому мнению о необходимости заключения в этом году нового договора о сокращении стратегических вооружений.

Принято считать, что американо-российские отношения под конец пребывания у власти администрации президента Джорджа Буша достигли самой низкой отметки со времени окончания холодной войны в 1991 году. Российская журналистка Маша Липман из Московского центра Карнеги характеризует освещение российскими СМИ последней встречи двух президентов как благожелательное, особенно, если сравнивать с настроениями, которые превалировали всего несколько месяцев назад.

'Коренным образом изменился тон сообщений, - считает она, - что само по себе позитивно. Однако выразится ли это в реальное улучшение, пока не ясно'.

Вопрос о планах размещения элементов американской системы ПРО в Чехии и Польше остается основным камнем преткновения между США и Россией, отмечает Липман. И это, по ее словам, не единственная проблема.

'С российской стороны, - продолжает она, - нет желания доверять заверениям, что элементы американской системы противоракетной обороны в Центральной Европе направлены против Ирана. Москва на данный момент не доверяет Вашингтону. Я считаю, что между двумя странами накоплено глубокое недоверие. А поскольку у России нет никаких гарантий, что американский противоракетный щит не будет установлен в Центральной Европе, это станет препятствием на любых переговорах по Ирану. Россия хочет гарантий против так называемых красных линий, таких, как расширение НАТО за счет Грузии и Украины, а также размещение элементов ПРО в Центральной Европе. Я полагаю, президент Обама без обиняков дал понять, что не может быть речи о признании каких-либо особых зон влияния, и что Америка никогда не признает независимость Южной Осетии и Абхазии'.

Более того, по мнению Маши Липман, позиция Москвы в Совбезе ООН относительно недавнего запуска северокорейской ракеты иллюстрирует сохраняющиеся глубокие расхождения между Россией и западными державами.

'Это свидетельствует, что, на самом деле, отношения не изменились, - утверждает Липман. - Остаются те же проблемы, по которым были разногласия. Они не могут договориться в Совете Безопасности ООН. У России есть право вето. Фактически, это единственное, что у нее осталось от былой мощи времен холодной войны - ядерный арсенал и право вето в Совбезе. И Россия хочет этим воспользоваться'.

Американский аналитик Пол Гобл, автор многочисленных трудов, посвященных Евразии, считает, что вопрос ядерного нераспространения - это единственное, в чем у Вашингтона и Кремля общие цели.

'Сорок лет американцы рассматривали отношения с Москвой с позиций контроля над вооружениями, - говорит Гобл. - Именно в этом можно было достичь договоренности. Однако США и Россия расходятся практически по всем другим вопросам: по Грузии, Северной Корее, по финансовой политике. В то время как обозреватели с готовностью обсуждают контроль над вооружениями, поистине серьезные проблемы, такие как российская оккупация Грузии, блокирование Россией резолюции Совбеза, осуждающей запуск Северной Кореей баллистической ракеты, российское предложение заменить доллар суррогатной международной валютой в условиях нынешнего экономического кризиса, - все эти проблемы, действительно важные для Вашингтона, для США в целом и для России тоже, остаются нерешенными. И вряд ли по ним будет достигнуто единство мнений'.

Однако Пол Гобл считает вполне вероятным, что Кремль со временем может изменить свою позицию относительно иранской ядерной программы.

'Почти наверняка у Ирана будет ядерное оружие до конца этого года, - продолжает аналитик. - Когда это произойдет, возможно, что правительство России проявит примерно такой же интерес к ракетному щиту, как американцы и восточные европейцы. При таких обстоятельствах, возможно, будет достижение соглашения'.

Журналист Кристиан Верницке из мюнхенской газеты Suddeutsche Zeitung утверждает, что реакция Германии на встречу президентов США и России была довольно позитивной. Немцы, по его словам, решительные противники ядерного оружия.

Таким образом, любые шаги на пути к ядерному разоружению приветствуются не только руководством Германии, но и ее народом. Еще до избрания Барака Обамы президентом США, высокопоставленные германские дипломаты призывали окружение Обамы к решительным действиям в этом направлении, особенно по договору СНВ, потому что все понимали, что времени осталось мало. Это также касается Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, до сих пор не ратифицированного Сенатом США.

Первоначально ДВЗИ был отвергнут контролируемым республиканцами Сенатом в 1999. Сторонники этого договора утверждают, что его ратификация может привести к аналогичным действиям со стороны Ирана, Северной Кореи, Китая и пяти других стран, блокирующих реализацию ДВЗИ. Сейчас прилагаются усилия по ратификации договора в Сенате, и если они будут успешными, то могут стать ключевым шагом на пути к ядерному разоружению и нераспространению.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.