Многие позитивно оценили результаты встречи Барака Обамы с российским президентом Дмитрием Медведевым на саммите 'большой двадцатки' в Лондоне, назвав ее первым шагом к устранению ущерба, нанесенного отношениям между двумя странами за несколько лет эскалации напряженности в духе 'новой 'холодной войны'. В феврале, на международной конференции по вопросам безопасности в Мюнхене, вице-президент США Джозеф Байден (Joseph Biden) говорил о необходимости 'нажать на кнопку 'перезагрузка'' в российско-американских отношениях. Это, однако, не снимает целого ряда вопросов. Каков должен быть результат этой 'перезагрузки'? В каких сферах планируется наладить подлинное сотрудничество между Москвой и Вашингтоном? И возможно ли такое сотрудничество вообще без серьезных изменений в политической системе России?

Следует ли нам 'загрузить матрицу' 1985 г., когда произошла первая встреча между Рональдом Рейганом и Михаилом Горбачевым и были сделаны первые шаги к завершению настоящей 'холодной войны'? Но мир сегодня радикально изменился по сравнению с этим периодом, и государства, которое возглавлял Горбачев, более не существует. Даже 'разоруженческий вальс', который Обама и Медведев собираются возобновить, утратил прежнюю актуальность - ведь никто уже всерьез не верит, что США и Россия готовы обменяться ракетными ударами. Беспокойство в ядерной сфере сегодня вызывают в основном действия Ирана, Северной Кореи, или возможность получения террористами доступа к ядерному оружию. Более того, в 1985 г. Советский Союз находился на пороге реформ, которые в конечном итоге привели к падению коммунистического строя. Сегодня же в России у власти находится неоавторитарный режим, и пока что ему удается сохранять свои позиции.

Или может быть волшебная кнопка должна вернуть нас в 1991 г., когда на руинах СССР родилась новая, демократическая Россия, стремившаяся к полномасштабной интеграции с Западом и партнерству с Соединенными Штатами? Сегодня, однако, российский политический истеблишмент расценивает недолгий период подлинной дружбы между двумя странами как момент слабости и униженности России, ее превращения в 'лакея' Запада в целом, и Дяди Сэма в частности.

В нынешнем десятилетии режим Владимира Путина - и сменивший его путинско-медведевский 'тандем' - в основном придерживался точки зрения о том, что мощь и достоинство России рождается из соперничества, а не партнерства с Западом. Кремль априори рассматривает прозападно настроенные правительства и политиков в странах бывшего СССР как противников России, и считает, что любое усиление западного, и особенно американского влияния в регионе эквивалентно ослаблению позиций Москвы. (Вопиющим примером подобного мышления в духе 'антагонистической игры' может служить давление, оказываемое Россией на Кыргызстан с целью ликвидации американской авиабазы на его территории, играющей важнейшую роль в обеспечении операций США в Афганистане).

Кроме того, Кремль использует злобную антиамериканскую пропаганду как инструмент поддержания контроля над внутриполитическими процессами в самой России. И в этой сфере никаких изменений мы не наблюдаем. Так, за несколько дней до встречи Обамы с Медведевым, известный проправительственно настроенный телеведущий Максим Шевченко заявил в радиоэфире, что американская группировка в Афганистане 'занимает прекрасные позиции для атаки на наш Урал, на нашу Среднюю Азию, на нашу Южную Сибирь'. А совсем недавно по государственному телеканалу 'Россия' был показан документальный фильм, где утверждалось, что американская авиабаза в Кыргызстане используется для шпионажа против России.

Обама и Медведев обсудили возможность российско-американского сотрудничества в области противоракетной обороны. На этом направлении действительно можно наладить плодотворное партнерство. Но пока правящий в Москве режим не исключит антиамериканизм из своего политического инструментария, ему, вероятно, будет гораздо выгоднее преподносить проблему ПРО как зловещий заговор Вашингтона против России.

Существует также распространенное мнение о том, что сотрудничество с Россией может способствовать решению проблемы с иранской ядерной программой. Однако в последние годы дружественные отношения между Москвой и Тегераном основывались в основном на их общем стремлении досадить Дяде Сэму. Если Россия, 'подружившись' с США, попытается оказать на иранцев давление с целью прекращения их ядерной программы, те вряд ли к ней прислушаются. Русские, конечно, могут отказаться от поставок Тегерану соответствующих технологий, но последний всегда может прибегнуть к альтернативным источникам, обратившись, например, к Северной Корее.

Сторонники 'реалистичной' внешней политики предлагают сосредоточиться на имеющихся возможностях для экономического и политического сотрудничества с Россией, и не слишком 'давить' на нее по вопросам демократии и прав человека. Такая точка зрения содержится в недавно опубликованном докладе Комиссии по вопросам политики США в отношении России (Commission on U.S. Policy toward Russia) - неправительственной рабочей группы во главе с сенатором-республиканцем от штата Небраска Чаком Хейгелом (Chuck Hagel) и бывшим сенатором-демократом Гэри Хартом (Gary Hart). В то же время авторы доклада признают: отсутствие подлинной демократии в России затрудняет улучшение отношений между двумя странами даже с практической точки зрения - хотя бы потому, что 'отсутствие в России системы сдержек и противовесов западного образца ослабляет внутриполитические механизмы критического анализа решений, принимаемых властями'.

Это, впрочем, не единственное затруднение. Из-за специфического характера российской 'демократии' Обама не может быть полностью уверен в том, что его российский визави - реальный глава государства, а не 'младший партнер' или даже марионетка премьер-министра Путина. Если даже Медведев действительно выступает за либерализацию политической жизни в стране, его влияние на ход событий пока что остается весьма ограниченным. К примеру, московский суд, похоже, уже готов вынести обвинительный приговор бывшему нефтяному магнату Михаилу Ходорковскому, хотя дело против него явно продиктовано политическими мотивами. В городе Сочи на юге страны власти конфискуют агитационные материалы одного из кандидатов на выборах мэра - либерала Бориса Немцова - и закрывают ему доступ в СМИ.

Можно, конечно, спорить о целесообразности 'распространения демократии' в других странах в качестве одного из элементов внешнеполитического курса США. Опыт, однако, показывает, что в России пренебрежение к свободе и правам человека идет рука об руку с конфронтационной политикой по отношению к Западу. И администрации Обамы, при всем ее стремлении улучшить отношения с Москвой, стоит учитывать эту простую истину.

Кэти Янг - обозреватель RealClearPolitics и журнала Reason

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.