В Грузии и Молдове негодование и протест выплеснулись на улицы, а Косово по-прежнему одолевают проблемы, связанные с его самопровозглашенным суверенитетом. Корни подобной ситуации во всех трех случаях следует искать в отходе от заключенных в период 'холодной войны' договоренностей о нерушимости государственных границ. Мы воочию наблюдаем последствия 'косовского прецедента' - и от этого зрелища становится не по себе.

Что происходит в Молдове - очередная 'цветная революция', или просто вспышка гнева молодежи, жаждущей лучшей жизни? Мы можем лишь гадать. Несомненно, и в самой Молдове, и в Румынии есть люди, заинтересованные в дестабилизации обстановки в стране. Кое-кто из румынских националистов выступает за присоединение Молдовы к Румынии, а в Молдове некоторые считают объединение с Румынией наиболее легким способом оказаться в составе ЕС.

Есть ли у молдавских демонстрантов какой-то план? Если и есть, то реализуют они его крайне неуклюже. Нападения на административные здания и их разграбление свидетельствуют лишь об озлоблении, а не о продуманном замысле захвата власти в стране или 'силовой смены режима'.

Истина состоит в том, что в Молдове Компартия пользуется подлинной популярностью у избирателей. Парламентские выборы, состоявшиеся 5 апреля, вероятно, не обошлись без нарушений - но отнюдь не в таких масштабах, как утверждает оппозиция. О ряде недочетов говорили и международные наблюдатели, но тем не менее они поставили этому голосованию 'проходной балл'.

На самом деле речь идет о молодежном бунте. Здесь необходимо помнить, что многие молодые молдаване чувствуют себя 'сиротами при живых родителях', поскольку те подолгу живут и работают за рубежом (прежде всего в России). По оценкам, из 4,1 миллиона жителей Молдавии 600000 трудятся за пределами страны, а общая сумма денежных переводов, которые они высылают домой, эквивалентна всему госбюджету. И сколько из этих людей сегодня вернулось на родину без денег, потеряв работу?

Любителям конспирологических теорий на сей раз не повезло - по крайней мере, насколько можно судить по информации, имеющейся на сегодняшний день. Молдова при президенте Владимире Воронине (скоро он покидает свой пост) проводила сбалансированную внешнюю политику, стараясь поддерживать дружеские отношения и с Россией, и с ЕС. Возможно, Воронин не соответствует идеалу современного лидера, но он по крайней мере осознает и реальность российского влияния на постсоветском пространстве, и стремление своих соотечественников к сближению с Евросоюзом.

В 'отколовшемся' Приднестровье многие наблюдают за последними событиями в Молдове с удовлетворением - ведь беспорядки и насилие в Кишиневе дают им еще одну причину (в свете косовского прецедента) для отказа вернуться в состав Молдовы.

Постсоветское чистилище

Как же в свете сказанного можно истолковать происходящее в Грузии? Грузины просто сыты по горло. Азартный игрок - президент Михаил Саакашвили - в конце концов заигрался. Благодаря личной харизме и стечению обстоятельств ему в 2003 г. удалось устроить в стране революцию. Ободренный этим успехом, он взял курс на ускоренное воссоединение отложившихся регионов страны, пусть даже с применением силы. Саакашвили поставил все на карту и проиграл. Развязав в августе 2008 г. превентивную войну против сепаратистской республики Южной Осетии, он спровоцировал мощный военный 'ответ' России, что обернулось для него лично катастрофическим политическим поражением.

Нынешние события в Грузии и Молдове по многим параметрам абсолютно различны. Они являются частью процесса, который я называю 'прохождением через постсоветское чистилище'. Всем странам бывшего СССР приходится искать собственный путь к демократии и экономической стабильности. Это происходит медленно, и многие аспекты этого процесса вызывают неприятие на Западе - но так или иначе он неизбежен.

Какое же отношение ко всему этому имеет Косово? Большинство населения планеты считает Косово не государством, а скорее вдохновляющим примером для тех, кто хочет успешно перекроить существующие границы без жесткого соблюдения норм международного права. Именно поэтому 'косовский прецедент', словно призрак, бродит по международной арене.

Молдаване, а также граждане Южной Осетии и Абхазии вдохновляются так называемой 'независимостью' Косово. На деле эта независимость была навязана всему миру небольшой группой западных государств, утверждавших, что речь идет об 'исключении из правил'. Это была серьезная ошибка - то, что одна страна считает исключением, для других становится правилом.

Одним из главных принципов Хельсинкского соглашения, заключенного в 1975 г. участниками Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе (в декабре 1994 г. эта структура была переименована в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе), заключался в нерушимости существующих в Европе границ и отказе от их изменения в одностороннем порядке. Однако признание независимости Косово представляет собой именно одностороннее изменение границ, и теперь мы видим, как оно провоцирует 'эффект домино'.

Более десятка лет Южная Осетия и Абхазия выдвигали обоснованные аргументы в пользу собственной независимости - как считают в обеих республиках, прав на нее у них даже больше, чем у Косово. Теперь они обрели независимость - пусть она и признана лишь немногими странами. И сегодня некоторые молдаване, предпочитающие называться румынами, требуют изменить границы страны в соответствии со своими стремлениями. Кто теперь, после Косово, может им в этом отказать?

Косовский прецедент - ужасная ошибка с точки зрения международного устройства. Ее последствия будут проявляться вновь и вновь - найдется все больше желающих распространить его на собственные страны. Сегодня такие надежды лелеют Молдова и самопровозглашенные республики на территории Грузии, но завтра за ними, несомненно, последуют другие. И все это самым негативным образом отразится на принципах самоопределения и нерушимости государственных границ.

Питер Лавелль - политический обозреватель телеканала RT (Russia Today). Точки зрения, высказанные в данной статье, отражают личные взгляды автора, и не обязательно соответствуют позиции RT и RFE/RL.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.