Недавний визит Барака Обамы в Турцию и избежание им фразы 'геноцид' в своих речах стало жестом той важности, которую администрация нового президента уделяет Турции в своей внешней политике. На первый взгляд, подобное событие за три недели до 24-го апреля можно расценить как дипломатическую победу Турции.

Напомним, что в январе 2008-го года, кандидат в президенты Обама утверждал, что после избрания предпримет все усилия для официального признания 'армянского геноцида'.

С тех пор произошли большие перемены в регионе, и катализатором этих перемен была именно Турция. Во-первых, начиная с лета прошлого года, турецкое правительство сделало демонстративные шаги в направлении диалога с Арменией с целью восстановления дипломатических отношений и открытия границ. Во-вторых, в начале нынешнего года демарш премьер-министра Турции Эрдогана в Давосе указал на то, что Турция желает позиционировать себя как независимого игрока и лидера мусульманского мира, нежели просто быть прозападным партнером региональных союзников США.

Хотя последний жест Эрдогана был изначально воспринят в штыки со стороны Израиля и симпатизирующих ему кругов в США, цель этого жеста имела далеко идущие цели. Самой важной из них являлось ослабление лидирующей роли Ирана в антиизраильском мусульманском лагере, что в конечном итоге служило интересам Израиля и США.

Как большой прагматик, Обама четко уловил жесты Анкары и сделал все необходимые выводы. Однако не стоит забывать, что президент США прибыл в Турцию не просто как симпатизер новой ориентации этого государства, а как лидер все еще сильнейшей супердержавы мира. В первую очередь стоит вспомнить, что помимо признания 'армянского геноцида', в той же речи в январе 2008-го года Обама обещал, что 'предпримет все усилия для снятия блокады Армении и Нагорного Карабаха со стороны Турции и Азербайджана'.

Визит в Турцию и условное избежание предыдущей риторики были обусловлены не просто безвозмездным компромиссом, а многогранным кругом интересов с соблюдением именно этой части обещаний американским избирателям армянского происхождения.

В этом русле признание 'армянского геноцида' накануне визита президента США в Турцию штатом Гавайи, родиной Обамы и 42-м по очереди штатом Америки, предпринявшим подобный шаг, было нотой в духе классического американского метода 'кнута и пряника'. Соединенные Штаты могут повременить с риторикой и отложить резолюции ради безвозмездного 'снятия блокады Армении', но ни администрация Обамы, ни Конгресс США не снимут вопрос 'армянского геноцида' с повестки американской политики, даже если Анкара нормализует отношения с Арменией.

Турецкому правительству необходимо осознать, что основным лоббистом армянской проблемы Турции являются не США и даже не Республика Армения, а армянская диаспора. Независимо от интерпретации событий начала ХХ-го века в Восточной Анатолии, мировое армянство практически превратило признание 'геноцида' в часть своей религии.

Может, и рядового гражданина Армении больше волнует открытие границы с Турцией и извлеченные из этого экономические выгоды, но армянина в Калифорнии или во Франции волнует признание 'геноцида', наивысшего преступления против человечества, как удовлетворение национальной гордости и почти генетической тюркофобии. На законодательство США влияет именно этот армянин из Калифорнии, а не гражданин Армении, и никакими жестами в направлении Республики Армения Анкара не сможет расслабить чувство ненависти.

Напротив, вознаградив Армению безнаказанностью за оккупацию и агрессивную политику в регионе, Турция может только укрепить уверенность мирового армянства в успехе идеологической задачи построения 'Великой Армении'. В этих условиях на азербайджанскую сторону также возлагается большая задача: нам необходимо громче высказывать наше волнение по поводу перемен в турецко-армянских отношениях в условиях продолжающейся оккупации азербайджанских земель со стороны Армении. Делать это необходимо не только на уровне государств, но и на уровне диаспоры и прессы в Турции и за рубежом.

Для этого есть прекрасный исторический пример: этнические чистки против турок-киприотов и попытки 'энозиса' Кипра с Грецией начались в 1964-м году, а военное вторжение Турции для защиты турок-киприотов произошло в 1974-м году после массовых акций киприотов в самой Турции. Не стоит также забывать, что путем активности в прессе армяне уже на протяжении последнего десятилетия очень эффективно меняют общественное мнение внутри самой Турции в свою пользу, и азербайджанцам давно пора профессионально применять эту же методику.

В то же время, действовать азербайджанцам в данной обстановке необходимо с предельной осторожностью, чтобы не задеть чувства братского народа. Резкая антитурецкая риторика, очевидная в некоторых злорадствующих кругах азербайджанского общества, послужит только интересам Армении в разделении нашего единого фронта. Напротив, рядовым азербайджанцам и туркам, особенно в диаспоре, необходимо еще плотнее работать вместе в духе тюркской солидарности для того, чтобы наши общества и далее осознавали общность армянской проблемы.

Джавид Гусейнов - др. наук президент Азербайджано-Американского Совета (ААС)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.