Для семьи Ричарда Филлипса, капитана судна Maersk Alabama, его спасение силами специального назначения было самым лучшим пасхальным подарком, который только можно придумать. Для американцев оно стало вдохновляющей демонстрацией силы Америки, а для Барака Обамы - приятным доказательством того, что он вовсе не тот бесхарактерный пацифист, каким его изображали республиканцы.

Но для стороннего наблюдателя это лихое приключение в Индийском океане - исключение, подтверждающее правило. Гораздо чаще мы видим то, что выразила New York Times в заголовке своей статьи о пиратах, опубликованной в прошлый четверг: 'Сила Америки ограничена'. Иными словами, мы имеем дело с одним из важнейших открытий нашего времени: бессилием огромной силы.

Сегодня существует только одна гипердержава. США, на первый взгляд, сильнее любой другой имперской державы в истории. Именно имперской: более 50 лет назад Рейнгольд Нибур (Reinhold Niebuhr), великий американский философ-моралист (и один из любимых авторов Обамы) писал о новой эпохе американской империи 'как бы яростно мы это ни отрицали'.

На сегодняшний день отрицать это совершенно не стоит - хоть яростно, хоть как. Прошлым летом я сидел перед телевизором, переключаясь с одного спортивного канала на другой, и попал на бейсбольный чемпионат всех звезд. А там происходила патриотическая интерлюдия, когда ведущий объявил, что своими мыслями игроки и зрители - с американскими военнослужащими, 'размещенными в 153 странах'. Впечатляющая цифра, учитывая, что в ООН состоит 192 государства.

Расходы США на оборону намного превышают расходы следующих за ними десяти стран, вместе взятых, как дружественных, так и враждебных. Даже теперь, через 20 лет после того, как начал рушиться Советский Союз, ВВС и ВМС США обладают огромным числом ядерных боеголовок, готовых к применению, - но против кого? При всей этой военной мощи боевые действия в Западной Азии оказались гораздо труднее, чем изначально предполагал Вашингтон. Осенью начнется девятый год пребывания американских сил в Афганистане, и пойдет седьмой год оккупации Ирака. Даже шесть лет - это дольше, чем совокупная продолжительность участия Америки в первой и второй мировых войнах. Хотя изначально афганская кампания была более оправданной, чем иракская (правда, это мало о чем говорит), похоже, одержать в ней победу будет труднее. Даже эффективность хваленого 'рывка' в Ираке может оказаться обманчивой, если он убедит американцев в том, что они могут победить там раз и навсегда.

Все это не так ново, как могло бы показаться. Вспомним разгар 'холодной войны'. США и Советский Союз обладали ядерными арсеналами, которые могли уничтожить противника, да что там - весь мир. Оба государства казались гораздо сильнее любой другой военной и имперской державы в истории; казалось, что они способны легко разгромить любого противника. Но что произошло? Одна армия оборванцев унизила американцев во Вьетнаме, а другая - русских в Афганистане. Два свирепых льва были готовы загрызть друг друга, но не смогли справиться с тучей комаров.

Можно пойти еще дальше. Три года назад в дублинской телестудии мы обсуждали наследие Пасхального восстания 1916 г., и мое замечание заставило одного политика выкрикнуть: 'Мы разбили вас в войне за независимость' - довольно высокопарное название для беспорядков 1919-21 гг.

Что ж, и да, и нет. В 1919 г. британская армия насчитывала несколько миллионов человек и только что внесла решающий вклад в победу в величайшей известной дотоле войне. Мысль о том, что она могла быть разгромлена в военном отношении несколькими сотнями боевиков (партизан или террористов - выбирайте на свой вкус) явно абсурдна. Но британцы одними из первых узнали, как трудно подавить нерегулярное восстание, пользующееся активной или пассивной поддержкой местного населения. При таких обстоятельствах задействовать армию было бы малоэффективно, если не контрпродуктивно. Как применять артиллерию против горстки боевиков, засевших на холмах Керри?

В то же самое время действительно применялась жестокая сила, хотя и не против ИРА. Ирландские националисты любят заявить, что эти восстания были 'антиколониальными' и стали моделью для будущих освободительных движений, а это не так. В любом случае, по сравнению с другими странами, для боевых действий в Ирландии характерна мягкость, а не жесткость - даже со стороны ненавистных карательных отрядов.

Как раз во время этих беспорядков только что оперившиеся Королевские ВВС подавляли восстание в Ираке, новой британской территории, нанося бомбовые удары по беззащитным деревням. Было немыслимо, чтобы подобное происходило в западном Корке. В дальнейшем западные державы не раз бомбили Азию и Африку. Но сегодня бомбежки деревень в Афганистане и Ираке - если отбросить сентиментальные этические соображения - оказываются вовсе не эффективными.

На свете есть мало столь же поразительных иллюстраций этого бессилия силы, как пираты и та страна, из которой они родом. Сто лет назад любая из шести колониальных держав могла завоевать Сомали всего за несколько недель парой канонерских лодок и несколькими батальонами.

Между тем, в сегодняшнем Сомали уже почти 20 лет царят хаос и беззаконие, с которыми не может справиться ни одна внешняя сила. Сомалийские берега служат пристанищем шайкам пиратов, вооруженных одними лишь автоматами, которые на своих легких катерах могут захватить танкер водоизмещением 50 000 тонн под западным флагом. И с этим почти ничего не поделаешь, несмотря на воскресную эскападу.

После 1993 г. и кровавого фиаско в Могадишо американцы держались от Сомали подальше. Им было достаточно одной атомной бомбы, чтобы стереть страну с лица земли, но так задача не ставилась. И этот эпизод поучителен. Американцы были в ужасе от гибели своих восемнадцати военнослужащих, но в то же самое время погибло не менее тысячи сомалийцев. Точно так же американцы были потрясены потерей более 4 000 своих солдат в Ираке, равно как почти 60 000 во Вьетнаме. Но при этом в Ираке за последние шесть лет погибли сотни тысяч местных жителей, а во Вьетнаме за годы войны - 2 миллиона вьетнамцев.

Ничто не пугает нас так, как вылазки террористов-смертников. Они действительно чудовищны, но доказывают то, что сказал древнеримский философ Сенека: 'Человек, не боящийся смерти, всегда будет твоим повелителем'. Это в первую очередь относится к благоденствующим, сибаритствующим современным западным обществам, у которых нет ни малейшего желания приносить жертвы и страдать. Стоит ли удивляться тому, что мы одновременно могущественны и слабы?

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.