В середине марта в Вене представители стран ОПЕК обсуждали, стоит ли сокращать добычу нефти. Требования Венесуэлы, Ирана, Катара и Алжира не были услышаны - оставили 24,8 млн баррелей в день. Правда, вопрос будет рассматриваться и на сессии 28 мая. По утверждению руководителя ОПЕК Абдаллы аль-Бадри, члены картеля опасаются, что при сокращении добычи цена может подняться до 75 долларов, а это стало бы серьезным ударом по мировой экономике, переживающей далеко не лучшие времена.

С июля минувшего года цена на нефть упала аж на 100 долларов и составляет сегодня 40-45 долларов за баррель. Кое-кому из экспортеров добыча уже становится невыгодной, а о новых инвестициях в технологии и речи нет.

Взлет цен на черное золото в период 2002-2008 годов был связан не столько со спросом (особенно для Китая и Индии), сколько с вторжением на рынок международных банков и так называемых hedge-fund. Этих хедж-фондов в мире более 9 тысяч, в 2006 г. они получили 126,5 млрд. долларов инвестиционных поступлений.

С июля 2008 г. ОПЕК четыре раза регулировал уровень нефтедобычи. Однако сентябрьское решение (уменьшить до 4,2 млн. баррелей в день) было выполнено частично, а последнее, принятое в декабре (снизить добычу на 2,2 млн. баррелей) и вовсе осталось невыполненным.

Из двенадцати членов ОПЕК больше всех нефти добывает Саудовская Аравия, по существу формирующая политику концерна. Однако влияние на принятие решений оказывают и страны, которые формально не входят в ОПЕК, но в случае необходимости могут восполнить дефицит нефтяного сырья. Так, нерешительность в поведении картеля зачастую обусловлена тем фактом, что вторым в мире экспортером нефти является Россия.

Вице-премьер И. Сечин, приезжавший в Вену на правах гостя, заявил, что Россия не намерена сокращать экспорт, и предложил подписать долгосрочный документ, регулирующий мелкие поставки, чтобы можно было приостановить скачки цен и ограничить деятельность спекулянтов на нефтяном рынке. Москва считает, что стабилизации можно достичь привлечением независимых поставщиков сырья (Казахстан, Азербайджан, Норвегия, Бразилия, Мексика, Египет), с которыми ОПЕК будет согласовываться предложение нефти в зависимости от спроса. А для начала можно было бы собраться в Москве и подготовить стратегию действий.

Как отметил И. Сечин, Россия пока не планирует вступление в ОПЕК. Она предпочитает оперативное и эффективное двустороннее сотрудничество - например, с Венесуэлой, Алжиром, Анголой. Для членства России в ОПЕК, стало быть, время еще не пришло.

Важно не то, кто хочет (или не хочет) видеть Россию в рядах ОПЕК. В стране более 150 малых предприятий, добывающих нефть в небольших количествах, порядка 20 млн. баррелей в год. В Оренбургской и Самарской областях, в Татарии и Коми встали некоторые скважины, выкачивавшие всего-то по 2 тонны в сутки. Не исключена волна банкротств - крупные компании подумывают о скупке малых.

Литовский аналитик В. Каткус в интервью на "Žinių radijas" напомнил, что в России из-за достаточно суровых климатических условий на зиму кое-где консервируются скважины, а возрождать их деятельность весной при низкой цене на нефть просто нерентабельно. Кроме того, в связи с кризисом прекратились инвестиции в месторождения, и ОПЕК это известно. В декабрьском номере 'The New York Times' уже было высказано сомнение в том, что Россию стоит приглашать в ОПЕК.

Решение в отношении России - в общем-то, дело ОПЕК. А в поисках экономически целесообразного ответа было бы полезным просчитать варианты: баррель падает до 30-32 долларов, остается на теперешнем уровне (40-45 долларов), растет: Исходя из того, что у России поступления в бюджет примерно на 60 процентов зависят от нефтяного экспорта, звать ее в ОПЕК - достаточно рискованный шаг, чреватый усилением политической и экономической нестабильностью на мировых рынках.

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.