В прошлом месяце отмечалась 50-ая годовщина с того дня, который тибетские активисты любят называть Днем Тибетского Национального Восстания - это день в 1959 году, когда жители Тибета в Лхасе восстали против правления Китайской Коммунистической Партии. Восстание было подавлено. Далай-лама бежал в Индию, и в течение, по крайней мере, десятилетия положение было гораздо хуже: многие жители Тибета - возможно, более миллиона - умерли от голода во время кампании председателя Мао 'Большой Прыжок Вперед', храмы и монастыри были разрушены, иногда тибетскими 'красными охранниками', во время Культурной Революции, и погибло большое количество людей.

Китайские чиновники заметно нервничают в этом году годовщин (20 лет спустя после Тяньаньмэнь). В марте этого года я был в Чэнду в провинции Сычуань, где живут многие тибетцы. Даже иностранных туристов, которые ничего не знали о годовщине, останавливали на улицах полицейские, которые искали признаки восстания. Красочный Тибетский район был оцеплен. Мало того, что фото- и видео съемка была там запрещена; нельзя было даже через него пройти.

Китайская пресса, однако, отметила годовщину благодарственными статьями, описывающими тибетскую радость по поводу освобождения от столетий феодализма и рабства. Если верить China Daily , помимо других публикаций, то жизнь в Тибете "до освобождения" была сущим адом, и жители Тибета теперь счастливы и благодарны быть гражданами Китайской Народной Республики.

Некоторые может быть и счастливы. Но многие нет. Но если китайская пропаганда изображает картину тибетского прошлого в черезчур темных тонах, то представители Запада, которые сочувствуют Тибету, тоже зачастую черезчур сентиментальны.

Личное очарование Далай-ламы вместе с гималайским воздухом высшей духовной мудрости способствовали созданию карикатуры мистических, мудрых и миролюбивых людей, сокрушенных жестокой империей. Однако, довольно много образованных жителей Тибета на самом деле приветствовали китайских коммунистов в 1950 году. Буддистское духовенство считалось - и не без причины - изжившим себя и деспотическим. Китайский Коммунизм обещал модернизацию.

И именно это дало правительство Китая в течение последних нескольких десятилетий. Лхаса, которая была довольно сонной и грязной глухоманью всего 30 лет назад, теперь является городом с огромными общественными площадями, торговыми центрами и высотными зданиями, связанным с остальной частью Китая высокоскоростной железнодорожной линией. Это правда, что жители Тибета, у которых плохое представительство в местном органе власти, возможно, не извлекли такую выгоду, как китайцы из провинции Ханьшуй, чье присутствие в таких городах, как Лхаса, в качестве солдат, коммерсантов и проституток является настолько огромным, что люди беспокоятся об исчезновении тибетской культуры, кроме как официальной достопримечательности для туристов.

Однако, нет сомнений в том, что тибетские города теперь гораздо более современны - в плане электрификации, образования, больниц и других предприятий общественного пользования - чем раньше. Это один из доводов, который приводят не только китайские чиновники, но и практически все китайцы, в оправдание поглощения Китаем Тибета.

У этого довода длинная история. Западные (и, в действительности, японские) империалисты использовали его в начале двадцатого века для оправдания своих "миссий" с целью "окультурить" или "модернизировать" местных. Тайвань под японским правлением на самом деле был более современным, чем другие части Китая. А британцы принесли современное управление, а также железные дороги, университеты и больницы в Индию.

Однако, помимо ностальгических шовинистов, большинство европейцев и японцев больше не так убеждены в том, что модернизация является достаточным основанием для имперского правления. Модернизацию должны проводить люди, которые сами управляют собой, ее не могут навязать силой иностранцы. Жителям Тибета, другими словами, нужно дать возможность модернизировать себя самим.

Но у китайцев в запасе есть еще один козырь, который кажется более правдоподобным (и более современным). Они справедливо гордятся этническим многообразием Китая. Почему национальность должна определяться языком или этнической принадлежностью? Если следует разрешить отделение от Китая жителям Тибета, то почему же тогда не валийцам от Великобритании, баскам от Испании, курдам от Турции или жителям провинции Кашмир от Индии?

В некоторых случаях ответ будет таким: ну, возможно, и следует. Но этническая принадлежность в качестве главного признака национальности является неопределенным и опасным понятием, и не в последнюю очередь из-за того, что она оставляет без внимания все меньшинства.

Так неужели люди неправы в том, что они поддерживают Тибетскую идею? Следует ли нам выбросить это из головы как сентиментальную ерунду? Не обязательно. Проблема не так заключается в Тибетской культуре или духовности или даже национальной независимости, как в политическом согласии.

В этом отношении положение жителей Тибета ничем не хуже других граждан Китайской Народной Республики. Исторические памятники ломают по всему Китаю во имя развития. Культура обесцвечивается, гомогенизируется и лишается независимости и спонтанности во всех китайских городах, не только в Тибете. Ни один китаец, будь то житель Ханьшуй, Тибета, уйгур или монгол, не может отстранить от власти правящую партию.

Проблемой тогда является не национальность или дискриминация, а политика. Китайское правительство утверждает, что жители Тибета счастливы. Но без свободной прессы и права голоса невозможно это узнать. Внезапные акты коллективного насилия, за которыми следует одинаково жестокое подавление, предполагают, что многие не счастливы.

Без демократической реформы этой цикл никогда не кончится, поскольку насилие является типичным способом выражения для людей, у которых нет свободы слова. Это верно не только в отношении Тибета, но и в отношении остальной части Китая. Жители Тибета будут свободными, только когда все китайцы будут свободными. В этом смысле, если не в других, все граждане Китая едины.

Иен Бурума - профессор демократии, прав человека и журналистики в колледже Бард (Bard College), США.

__________________________________

Copyright: Project Syndicate, 2009.

Перевод с английского - Ирина Сащенкова

Обсудить публикацию на форуме