Национальная антикризисная программа, презентованная в Узбекистане, может оказаться бесплодной, если не модернизировать имеющуюся в стране нормативную базу.

До настоящего времени она обслуживает лишь определенную часть коррумпированных чиновников, предоставляя им льготы, а остальной бизнес лишь пытается выжить в условиях экономического диктата.

Влияние кризиса на узбекскую экономику власти признали одними из последних в СНГ. До сих пор в этой стране бытует мнение, что кризис, начавшийся в США, и постепенно захвативший весь мир, обойдет Узбекистан стороной. Мол, мы давно жили, живем, и будем жить за счет собственных ресурсов, а в условиях слабой интеграции узбекской экономики в глобальную экономику, нам не грозят последствия кризиса.

Непонятное сальдо

Положительное сальдо во внешней торговле в Узбекистане давно превратилось в идею-фикс. Власти ссылаются на положительное сальдо, тем самым словно доказывая: страна больше экспортирует, чем импортирует, поэтому кризисные явления нас не коснулись, а если и коснулись, то совсем незначительно.

Однако ситуация в первом квартале текущего года, когда из достоверных источников внутри страны стало известно, что экспорт резко падает по отношению к импорту, еще раз свидетельствует об уязвимости узбекской экономической модели. Чтобы выправить ситуацию, таможенным службам дано устное указание задерживать на границе импортные грузы, и свободно пропускать в обратном направлении экспортные.

Говоря о положительном сальдо во внешней торговле, власти часто ссылаются на то, что Узбекистан больше экспортирует товаров с высокой добавленной стоимостью. Однако если обратить внимание на среднюю цену тонны экспорта-импорта, выясняется, что одна тонна импорта в два с лишним раза дороже одной тонны импорта. Это свидетельствует лишь об одном: отправляя на экспорт в основном сырье, Узбекистан в обратном направлении завозит машины и оборудование.

Так сложилось

Чтобы нарастить экспорт, необходимо развивать собственное производство. При этом экспортоориентированное производство - это производство конкурентоспособной продукции с низкой себестоимостью и высоким качеством. Этим критериям в стране соответствует продукция автозавода в Асаке, но если убрать налоговые преференции и госпротекцию, цена продукции может оказаться слишком высокой.

Другая продукция узбекской промышленности слишком дорогая при невысоком качестве. Надо иметь в виду, что себестоимость продукции состоит из:

- стоимости основных фондов (здания, сооружения, станки и оборудование);

- стоимости сырья (местного и импортного);

- заработной платы;

- накладных расходов;

- налогов.

Давайте рассмотрим все эти составляющие поочередно. Активы, где экспортоориентированную продукцию можно производить, давно устарели, и Узбекистан испытывает большие сложности с привлечением инвестиций на их модернизацию и реконструкцию. А так как к дешевым инвестициям доступ ограниченный, то и получают их, как правило, чиновники и аффилированные с ними лица: принимая во внимание недолгий срок государственной службы, они инвестируют деньги в сферы с высокой оборачиваемостью: к примеру, в розничную торговлю. Совсем не случайно в стране практикуется перевод 30 процентов зарплаты бюджетников на пластиковые карточки, отоварить которые можно только в дорогих супермаркетах. Таким образом чиновники "отбивают" свои инвестиции в торговлю.

Как правило, из-за рубежа в Узбекистан под видом продвинутых технологий завозят бывшее в употреблении и морально устаревшее, изношенное оборудование. Именно так отмываются кредитные средства под высокие проценты, загоняя страну в экономическую и политическую зависимость на долгие годы вперед. В итоге создаются изначально нерентабельные производства: коррумпированным чиновникам, контролирующим целые сегменты узбекской экономики, реальные конкуренты не нужны.

Если в ближайшее время не перенаправить дешевые инвестиции реальному товаропроизводителю, то без финансовой поддержки государства они или обанкротятся, или по дешевке отойдут тем же коррумпированным чиновникам. В то же время на самом высшем уровне принимается решение, согласно которому товаропроизводители должны снизить себестоимость продукции в среднем на 15-20 процентов: такое жесткое требование заставляет товаропроизводителей докладывать о выполнении поручения, при этом ничего конкретного не предпринимая.

В Узбекистане есть качественное сырье по доступным ценам (трикотаж, хлопок), однако доступ к нему существенно ограничен. К примеру, текстильные предприятия с турецким капиталом не могут приобрести в свободной продаже хлопковое волокно. Попытки же решить проблему через государственные органы бесполезны.

Экономика устроена таким образом, чтобы вывозить качественное сырье за рубеж по заниженным ценам. Последние (заниженные цены) обеспечивают спрос и экспортоориентированность узбекских предприятий. Так что пример с узбекскими автомобилями, реализуемыми в России по практически демпинговым ценам, не единичный. Вместе с тем заниженные цены на качественное сырье позволяет экспортерам (а их считанное количество) получать разницу в виде откатов.

Так что узбекское сырье создает рабочие места за границей, в то же время сами узбекистанцы вынуждены приобретать готовую продукцию из собственного сырья втридорога. Поэтому бизнес вынужден покупать узбекистанское сырье самого низкого качества в точках оптовой продажи за наличный расчет. При этом за безналичный расчет это же сырье обойдется на 20-30 процентов дороже. Но даже такое некачественное сырье необходимо оформлять через подставные фирмы.

В свою очередь, наличные деньги в Узбекистане давно уже стали наиболее ликвидным товаром. Это заставляет банки создавать искусственный дефицит наличных денег, чтобы потом продавать наличность за 7-10 процентов с необходимой суммы. Бизнес давно платит эту дань, и привык: не ропщет. Еще 10 процентов банки удерживают вполне легально за выдачу наличных денег.

Чтобы решить проблему доступа предпринимателей к качественному недорогому местному сырью, необходимо, чтобы оно реализовывалось на бирже. Экспортоориентированность узбекской экономики коррумпированные чиновники используют для извлечения больших доходов, ибо спрятать деньги за границей, где и осуществляется оплата узбекского сырья, намного легче, чем внутри страны.

Импортное сырье заходит в страну по высокой цене. Надо заплатить акциз (умножить на 1,3), таможенную пошлину (на 1,3) и налог на добавленную стоимость (на 1,2). Так что уже на границе импортное сырье вырастает в цене более чем в два раза, причем все вышеуказанные платежи осуществляются на момент проведения таможенных процедур, а отсрочки применяются крайне редко.

Поэтому высокие таможенные и налоговые платежи, которые, по мнению властей, должны защищать отечественного товаропроизводителя, наоборот, создают благоприятные условия, в частности, для китайского товаропроизводителя: часто готовая продукция из Китая дешевле узбекского сырья. Естественно, в таких условиях любое узбекское производство изначально нерентабельно.

Зарплата и накладные расходы

Высокие отчисления от фонда заработной платы вынуждают предпринимателей уходить в тень. А так как налоговый режим лишь усиливается, в тень вынуждены прятаться не отдельные предприятия и компании, а целые сегменты узбекской экономики.

В частности, отчисления в фонд социального страхования от фонда оплаты труда и подоходный налог (до 24 процентов от начисленной зарплаты) суммарно составляют 65-70 процентов на 1 сум чистой зарплаты. То есть на 100 сумов полученной зарплаты необходимо отдать в виде налогов и отчислений 65-70 сумов.

Так как сфера торговли и услуг имеют дело с наличностью, то именно им легче всего уходить в тень, не показывать реальные обороты и полученные доходы.

С одной стороны, накладные расходы - газ, вода, электроэнергия и коммунальные услуги - в Узбекистане стоят относительно недорого. Так как государство дотирует социальную сферу, то и тарифы для бизнеса вполне терпимые. Однако работники организаций, от которых зависит обеспечение предприятия всеми перечисленными ресурсами, также не хотят жить на зарплату, им надо платить. В результате, их цена возрастает в 1,5-2 раза, и говорить о низких накладных расходах язык не поворачивается.

Единственный выход

Чтобы развивалось собственное производство, необходимо резко сократить количество проверяющих организаций, или как в некоторых странах СНГ, ввести единый налог. В качестве единственного органа, имеющего право проверять компании и фирмы, оставить налоговую инспекцию. Одновременно изменить требования к налоговым инспекторам, а критерием их эффективной работы сделать развитие на вверенных им территориях бизнеса, и отменить критерии, согласно которым успешным инспектором считается тот, кто принес в казну больше штрафов.

Вместе с тем необходимо пересмотреть всю имеющуюся нормативную базу - налоговое, таможенное и другое законодательство - и удалить из него положения, позволяющие ставить предприятия и компании в неравные условия на рынке. В первую очередь, важно устранить все льготы и преференции, а если и оставлять их, то одинаково распространить не только на иностранных инвесторов, но и отечественных предпринимателей.

В противном случае Узбекистан так и останется страной с огромной, но третьеразрядной неэффективной экономикой, где открывать собственное производство невыгодно.

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.