Имеют ли страны право по собственному усмотрению использовать воду, протекающую через их территорию? Или они обязаны принимать во внимание потребности соседей, живущих ниже по течению?

Это непреходящая дилемма для государств Центральной Азии, которая возникла с момента обретения ими независимости после распада Советского Союза.

Значительная часть вод Центральной Азии течет с гор Киргизии и Таджикистана. В связи с этим находящиеся ниже по течению Узбекистан, Казахстан и Туркменистан оказываются в зависимости от них и постоянно беспокоятся по поводу последствий строительства там гидроэлектростанций.

"Среди центральноазиатских стран проводится масса дискуссий о воде и энергии. Похоже, что этот процесс стимулируется определенными заинтересованными государствами, преследующими свои собственные цели", - заявил 15 апреля президент Таджикистана Эмомали Рахмон в своем ежегодном обращении к нации, имея в виду Узбекистан.

"Они говорят, что реализация гидроэнергетических проектов в Таджикистане нанесет ущерб соседним странам. В этом отношении я хочу еще раз подчеркнуть, что такая точка зрения абсолютно необоснованна".

Узбекистан ведет активную кампанию против строительства крупных гидроэлектростанций в Киргизии (Камбаратинская ГЭС) и Таджикистане (Рогунская ГЭС). Это проекты советской эпохи, которые не были завершены на момент распада СССР.

Ташкент опасается, что если эти страны будут использовать для выработки электроэнергии воду из двух самых крупных рек в Центральной Азии - Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи, то до Узбекистана будет доходить меньше воды. Между тем, 28-миллионное население Узбекистана - самое крупное среди центральноазиатских государств.

"Мы думаем, что все решения по использованию водного бассейна трансграничных рек, включая строительство гидротехнических сооружений, ни при каких обстоятельствах не должны наносить ущерб окружающей среде и нарушать интересы людей, живущих в сопредельных государствах", - эти слова исполняющего обязанности руководителя Государственного комитета по охране природы Бория Алихонова привела в декабре узбекская газета "Народное слово".

Альянс стран ниже по течению

Другие руководители говорят, что страдает народ Узбекистана, потому что Киргизия и Таджикистан своими проектами строительства ГЭС истощают водные ресурсы.

"В нашей республике для тех, кто живет возле Аральского моря, [падение уровня воды в реке] имеет крайне негативные последствия, поскольку это влияет на жизнь и здоровье миллионов людей", - заявляет пресс-секретарь либерально-демократической партии Акбархон Магдиев. Фракция этой партии самая большая в узбекском парламенте.

"Их жизнь и здоровье поставлены под угрозу из-за этой трансграничной проблемы, особенно в Каракалпакии, Хорезме, Навои и Бухаре. Каждую секунду они страдают из-за проблем со здоровьем из-за этой трансграничной проблемы с рекой".

Чтобы решить ее, Узбекистан заручился поддержкой своих соседей, расположенных ниже по течению рек.

Демонстрируя редкий пример региональной дипломатии, узбекский президент Ислам Каримов связался со своими коллегами из Казахстана и Туркменистана, и убедил их, что киргизский и таджикский проекты строительства ГЭС представляют угрозу.

14 апреля министерство иностранных дел Узбекистана выступило с заявлением, назвав строительство Камбаратинской и Рогунской ГЭС проектами, демонстрирующими "лучшие советские традиции бесконтрольного насилия над природой". Узбекское министерство иностранных дел заявило: "Любое решение, в котором не учитываются интересы соседей, еще больше ухудшает обстановку с водоснабжением : и может негативно повлиять на жизненные условия десятков миллионов людей в Узбекистане, Казахстане и Туркменистане".

В заявлении узбекского министерства иностранных дел подчеркивается, что "вмешательство третьих стран в водные и энергетические проблемы Центральной Азии недопустимо", а затем отмечается необходимость "проведения обязательной международной экспертизы всех гидроэнергетических проектов на трансграничных реках под эгидой ООН".

Аналитики говорят, что водный вопрос стал также важнейшим приоритетом для президента Туркменистана.

"Нехватка воды превратилась в серьезную проблему для [туркменского] правительства. Президенту сейчас приходится рассматривать данный вопрос в ряду других стратегических задач государства", - говорит живущий в Британии специалист по Туркменистану Александр Народецкий. Он добавляет, что водные проблемы стали "регулярной темой" на переговорах между туркменским президентом Гурбангулы Бердымухамедовым и его коллегами из Узбекистана и Казахстана.

"Народ Туркменистана хорошо понимает, почему его президент говорит об этом. С древних времен считалось, что нельзя терять ни одной капли воды [в Туркменистане]", - добавляет Народецкий.

Суверенные права

Киргизия и Таджикистан заявляют, что обеспокоенность соседей безосновательна.

Выступая 15 апреля перед репортерами в Бишкеке, эксперт по энергетике и водным вопросам и бывший заместитель премьер-министра Киргизии Базарбай Мамбетов опроверг сообщения о том, что его страна уменьшает объемы воды, идущей вниз по течению.

"В виду того, что водные ресурсы берут свое начало на территории Киргизии, она также может заявить о своих суверенных правах на эти водные ресурсы", сказал он.

"Но я хочу сказать нашим узбекским братьям и Казахстану, который в последнее время также выступает с политическими заявлениями по данному вопросу, что за последние 30 лет мы никогда, ни разу не снижали объемы воды, текущей из [притоков рек Сыр-Дарья и Нарын]".

Таджикский президент Рахмон сказал, что его страна никогда не оставит соседние страны без воды. Вместе с тем, он добавил, что таджикские власти "не могут без внимания относиться к своему народу, который продолжает на протяжении 15 с лишним лет испытывать трудности, связанные с нехваткой электричества в зимний период".

Заместитель министра иностранных дел Таджикистана Абдулло Юлдошев также говорит, что "вода должна быть благом для всех народов государств Центральной Азии". Вместе с тем, он отмечает, что Таджикистан "будет бороться за свои национальные интересы, которые никоим образом не нарушают и не ограничивают интересы наших соседей, чьи территории расположены ниже по течению Аму-Дарьи".

Энергетические проблемы

Испытывающие нехватку денежных средств Киргизия и Таджикистан не в состоянии платить за поставки энергоресурсов и энергии по тем ценам, которые устанавливают для них соседи, обладающие большими запасами нефти или природного газа (либо и того, и другого). Поэтому зимнее нормирование подачи электроэнергии стало для этих двух стран обычным явлением.

Гидроэлектроэнергия это их единственная надежда на энергетическую независимость. Обе страны также утверждают, что несут основную финансовую нагрузку, связанную с обслуживанием водохранилищ, контролирующих уровень воды и помогающих предотвращать наводнения в расположенных ниже странах.

Мамбетов из Киргизии говорит, что у его страны есть право продавать воду, учитывая экспортную политику в области энергоресурсов одного из соседей.

"Узбекистан продает Киргизии газ по цене 240 долларов за тысячу кубометров, но в то же время узбеки продают его Казахстану всего по 84 доллара", - заявляет он.

"За прошедшие два года Узбекистан пять раз повышал цены на газ, поставляемый в Киргизию. Как должна реагировать на это Киргизия? Такова геополитика в Центральной Азии".

Предыдущие попытки обеспечить Киргизию и Таджикистан энергоресурсами в качестве компенсации за обслуживание водохранилищ быстро потерпели неудачу. В прошлом году Киргизия предложила считать воду товаром и продавать ее, но это вызвало резкую негативную реакцию со стороны Узбекистана. Ташкент стоит на том, что вода принадлежит всем, и ее нельзя продавать или обменивать.

Делегаты конференции на тему "Европейский Союз - Центральная Азия: строительство отношений энергетической безопасности", которая прошла в Праге 16 апреля, обсудили данный вопрос и заявили, что выступают за продвижение региональной стабильности в Центральной Азии и предлагают решить такие проблемы, как водная.

Делегаты выступили за строительство небольших гидроэлектростанций, которые не будут наносить ущерб окружающей среде. Президент Таджикистана Рахмон в своем выступлении объявил о планах строительства 50 новых мини-ГЭС.

Советник по управлению водными ресурсами из братиславского регионального центра Программы развития Организации Объединенных Наций (UNDP) Юрг Штауденманн (Juerg Staudenmann) говорит о том, что ООН также пытается помочь странам Центральной Азии решить водную проблему мирным путем.

"Мы активно участвуем в решении проблем, связанных с управлением водными ресурсами в Центральной Азии, - заявил он. - Например, прямо сейчас мы совместно с Еврокомиссией начинаем новую программу по централизованному комплексному управлению водными ресурсами : Мы действуем во всех пяти странах Центральной Азии через свои местные представительства и работаем над самыми разными аспектами водных и энергетических проблем".

Решающее сражение между странами Центральной Азии, расположенными выше и ниже по течению рек, должно состояться 28 апреля, когда в Алма-Ате пройдет международная конференция по спасению Аральского моря.

Аральское море когда-то наполняли две крупнейшие реки Центральной Азии. Но сегодня Аму-Дарья почти не доходит до пересыхающего моря, а Сыр-Дарья заканчивается в степях Казахстана еще задолго до Арала. Однако нефтяным и газовым баронам Центральной Азии будет трудно заставить Киргизию и Таджикистан отложить строительство ГЭС, поскольку главными инвесторами этих проектов являются Россия и Иран.

В подготовке статьи участвовали: директор казахской службы "Радио Свободная Европа / Радио Свобода" Едиге Магауин, директор киргизской службы Тынчтыкбек Чороев, Бубукан Досалиева из киргизского бюро, Искандер Алиев и Тохир Сафаров из таджикской службы, директор туркменской службы Огулджамал Язлиева и Шукрат Бабаджанов из узбекской службы.

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.