Последние несколько месяцев Северная Корея ведет себя на удивление воинственно - даже с учетом вечной 'обидчивости' Пхеньяна. КНДР разорвала отношения с Южной Кореей, запустила новую ракету, а когда на прошлой неделе ООН осудила Пхеньян за эти испытания, пригрозила полностью прекратить участие в переговорах по ядерному разоружению и возобновить работы по своей военной ядерной программе.

Во многих комментариях по этому поводу утверждается, будто все эти действия - простая уловка, попытки северокорейского руководства выторговать себе более выгодные условия в рамках будущего соглашения с Соединенными Штатами, и что, в конечном итоге, Пхеньян прекратит провокации и 'откроет' страну для внешнего мира, как это в свое время сделал Китай. Подобные тезисы - опасное заблуждение. Ким Чен Ир и его окружение отлично понимают: как только их подданные подвергнутся внешнему влиянию, правящему режиму Северной Кореи придет конец. Поэтому скорее всего они продолжат политику репрессий внутри страны и провокации в адрес Запада. У других держав есть только один способ покончить с агрессивными действиями Кима - сменить режим в Пхеньяне.

Северная Корея никогда не пойдет по китайскому пути, поскольку ситуация там складывается совершенно по иному. Важнейший фактор - наличие по соседству богатой и демократической Южной Кореи. Южане говорят на том же языке, имеют общую культуру с нищими северянами, но среднедушевой доход на Юге как минимум в 20 раз выше. Пока что рядовые граждане Северной Кореи об этом просто не знают. Самоизоляция, навязываемая стране правящим режимом, носит настолько драконовский характер, что даже владение радиоприемником считается уголовным преступлением. Если в Северной Корее начнутся реформы, страну захлестнет поток информации о благосостоянии южных соседей. В результате северокорейцы перестанут испытывать столь сильный страх перед властью, и скорее всего потребуют воссоединения с богатой Южной Кореей, как в свое время граждане ГДР требовали воссоединения с ФРГ.

Осознавая все это, правители Северной Кореи будут делать все возможное, чтобы сохранить контроль над населением. Поскольку 'сталинская' экономика страны крайне слаба, это означает, что они будут изобретать все новые способы вымогательства иностранной помощи. Чтобы приток средств из-за рубежа продолжался, - и обставлялся как можно меньшим количеством условий - Ким скорее всего и дальше будет заниматься опасным балансированием на грани войны и шантажом. Чтобы удержаться у власти, пхеньянский режим должен выглядеть - да и на деле оставаться - опасным и непредсказуемым.

Однако подобная тактика может легко привести к катастрофе. Единственный способ ее избежать - заменить нынешний правящий режим.

Это, конечно, проще сказать, чем сделать. Военный вариант немыслим. Санкции тоже не сработают, поскольку Китай и Россия вряд ли согласятся присоединиться к ним в полном объеме. Но даже если Москва и Пекин проявят солидарность с остальными, санкции, вероятнее всего, приведут лишь к массовой гибели северокорейских крестьян от голода. События 1996-99 гг., когда в стране разразился ужасающий голод, показывают: даже в невыносимых условиях ее жители не восстают против угнетателей. Северокорейцы напуганы, дезорганизованы, и в большинстве своем просто не представляют, что существует какая-то альтернатива их нищенскому существованию.

Однако эту ситуацию можно изменить. Последние 15 лет в КНДР наблюдается постепенное формирование рыночных отношений на местах и частичное ослабление государственного контроля. По стране начали распространяться слухи о процветании Юга - чему способствуют популярные у северокорейцев контрабандные DVD с южнокорейскими фильмами. 'Образцовый' сталинистский режим начинает разрушаться 'снизу'.

Наилучший способ ускорить развитие событий в этом направлении таков: США и их союзникам следует активно взаимодействовать с КНДР, предоставляя помощь в целях развития, стипендии для северокорейских студентов, и вообще поддерживая любую деятельность, позволяющую обеспечить большее присутствие внешнего мира в стране и вытащить северокорейцев из их искусственного 'кокона'. Подобные обмены зачастую подвергаются осуждению как формы 'умиротворения диктаторов', но история Восточной Европы показывает: приток неподцензурной информации извне смертельно опасен для коммунистической диктатуры.

Пхеньян осознает угрозу, связанную с такими обменами, но он слишком нуждается в деньгах и технологиях, а потому, возможно, не станет их пресекать - в той степени, в какой это пополняет его казну и не выглядит чересчур опасным. Особенно это относится к тем случаям, когда такие контакты представляются выгодными представителям элиты. Так, в любых программах по предоставлению студентам стипендий для учебы за рубежом будут участвовать в основном отпрыски высокопоставленных чиновников. Это, однако, не снижает их эффективности: знакомство с внешним миром изменит психологию этих молодых людей и превратит их в 'переносчиков' опасной для властей информации. К примеру, в свое время маленький шаг в том же направлении способствовал крушению СССР: в состав первой группы советских студентов, отправленных для обучения в США в 1957 г., входило всего четыре человека, и они были отобраны самым тщательным образом. Тем не менее двое ее участников вошли в число ведущих реформаторов, а одного - Александра Яковлева - часто называют подлинным архитектором перестройки.

Для того, чтобы подобный подход дал результаты, потребуется немало времени, но других вариантов просто нет. Единственный способ устранить опасность, исходящую от Северней Кореи - это смена ее правительства. А изменить правящий режим можно, только изменив сам северокорейский народ.

Андрей Ланьков - специалист по истории КНДР, доцент исторического факультета Университета Кунмин в Сеуле. Он часто посещает Северную Корею.

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.