Париж. Николя Саркози, вопреки карикатурному образу, не всегда ведет себя как президент, готовый застрелить гонца, принесшего неприятную весть. Более того, на прошлой неделе он принял такого гонца во французский орден Почетного легиона.

То был Андре Глюксманн, ключевая фигура на стыке миров французского интеллекта и политики.

Глюксманн, бывший маоист и тяжеловес в интеллектуальной архитектуре, сложившейся в результате студенческого бунта 1968 г., в последующие десятилетия упорно отстаивал права человека и (хотя он бы не стал выражаться таким образом) западные ценности.

Он своего рода проевропейский атлантист левой направленности при всей противоречивости такого определения. Восторженные французы, считая Глюксманна автором с исключительным глобальным видением, глубиной и целостностью, прозвали его философом - в других странах это слово зарезервировано за фигурами масштаба Софокла или Гегеля - что не может не раздражать этого весьма рассудительного человека.

Конечно, Глюксман отвернулся от Сеголен Руаяль на президентских выборах 2007 г., считая ее неадекватным кандидатом социалистов, и поддержал Саркози. Это было оценено по достоинству, и в Елисейском дворце не только терпят его идеи, но и прислушиваются к ним.

У этих отношений есть такая особенность: Глюксманн, будучи довольно частым гостем, говорит Саркози, в чем он неправ. Текущий список велик: это и его бездумные нападки на капитализм, и непонимание того, какие проблемы могут вызвать нынешние германо-российские отношения, и его слишком смелые надежды на то, что Европа может получить кусочек мирового лидерства.

Затем, подчеркивая свой статус крупной, независимой и политически некорректной фигуры, Глюксамнн может представить те же самые критические мысли широкой общественности.

Казалось, что Саркози, лично вручая высокую награду Глюксманну, сам удивляется сложившемуся у них стилю общения. Создавалось такое впечатление, что Глюксманн - чуть ли не единственный собеседник, который не стремится ему угодить.

'То, что вы говорите в моем кабинете, вы говорите и публично', - воскликнул Саркози на церемонии награждения, указывая на Глюксманна. Демонстрируя приятное удивление и притворное потрясение тем, что есть такие люди, у которых совпадают мысли, высказываемые в частном порядке и публично, президент добавил: 'Какое чудо!'

Если судить об их разговоре по эссе, опубликованному в марте в газете Figaro, активно поддерживающей Саркози, то Глюксманн сказал президенту, что помимо перемен, мировой экономический кризис выводит на поверхность проблемы, которыми человечество не занималось десятилетиями, а то и веками.

'Ветер дует в паруса антикапитализма', - писал Глюксманн. Он уподобил происходящее новому обличению торговцев в храме, Вавилона, золотого тельца, выгоды и ростовщичества. В недавно закончившемся столетии, писал он, такого рода поношение привело к политическим стратегиям коммунизма и фашизма, 'затянувшим человечество в ад'.

Прочтите это так, как прочел я, и получится, что гонец порицает президента за то, что он выступает с призывами - на которые, как оказывается, мало кто обращает внимание - к 'воссозданию капитализма'.

По мнению Глюксманна, в плане базовой геополитической перестройки мира рецессия приведет к 'двойному посткризисному доминированию' Соединенных Штатов и Китая.

Здесь тоже можно увидеть увещевание, обращенное к Саркози. Глюксманн словно призывает: работайте с реальностью, а не с надеждами на превращение Европы в единую политическую и экономическую силу, которая будет действовать на равных в многополярном мире, формирование которого вновь отложено на неопределенный срок.

По словам Глюксманна, 'Европейский Союз по-прежнему буксует, его главные игроки не спешат запускать свои планы по восстановлению экономики из страха, что тем самым помогут скорее соседям, чем себе, и создается впечатление, что за парадными улыбками скрывается принцип 'каждый за себя'.

Но жестче всего он высказывается по вопросу связей Франции с Германией и отношений между Германией и Россией.

Глюксманн заявил, что франко-германский тандем, который сегодня считается особенно важными как в Париже, так и в Берлине, не способен играть желаемую роль в экономике и политике.

По его словам, в результате недавнего решения Германии, которая выбрала своим партнером по строительству атомных электростанций российский 'Росатом', 'бросив на произвол судьбы' французский концерн Areva, было поколеблено 'европейское равновесие'. Говорить правду о ситуации 'уже затруднительно', считает он.

'Европейского 'сообщества' как такового не будет существовать при решении вопросов, связанных с газом, нефтью или мирным атомом, - продолжает Глюксманн. - К черту энергетическую автономию Европы! Налицо укрепление союза Берлин-Москва, России отдается предпочтение как в промышленных кругах, так и в глазах общественного мнения'.

'Путь к выходу из кризиса, каким его видит Германия, пролегает через экономическую модернизацию Великой России руками Великой Германии. Мы возвращаемся к попыткам рационализации царской империи, проводимым в XIX веке под авторитетным влиянием Германии?'

Ответ, по его словам, состоит в том, что кремлевские лидеры манипулируют 'ностальгическими и неоколониалистскими устремлениями Германии'.

'Канули в Лету времена Аденауэра - де Голля, Миттерана - Коля, - заключает он. - За симпатичной Ангелой Меркель скрывается чрезвычайно двойственная Германия. А тем временем Европейский Союз рассыпается на части'.

Это жесткий сигнал французскому президенту, который по-видимому, нашел общий язык с командой Путина/Медведева, за что получил от левого журнала Nouvel Observateur прозвище 'Sarko le Russe' вместо 'Sarko l'Americain', как его называли после победы на выборах 2007 г.

Он тем сильнее (и интереснее), что поступил от того, кого президент на прошлой неделе всячески пытался изобразить как 'редкого человека - человека с совестью'.

Может, речь шла о том, чтобы похоронить сомнения Глюксманна под почестями и официальным уважением?

В таком предположении нет ничего необычного для страны, где похвала из высших сфер немедленно вызывает подозрения.

Однако глубокий мыслитель и беспокойный визионер заявил в своем ответном слове, что президент запомнится тем, что 'сумел остановить продвижение российских танков' в Грузии прошлым летом, - упоминание об усилиях Саркози по прекращению огня.

Неудивительно, что президент приберег для Андре Глюксманна еще один комплимент.

'Какая удача, - сказал Саркози в завершение церемонии, - когда твой друг - свободный человек'.

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.