Владивосток. Здесь, на восточной оконечности России, в семи часовых поясах от Москвы, началась реализация масштабного проекта. Две мили стальных конструкций и тросов должны соединить материк с маленьким островком, который может похвастаться лишь несколькими тысячами жителей, хорошим подледным ловом, да огородами, где выращивают популярные в городе лекарственные растения.

Параллели буквально напрашиваются: похоже, речь идет о кремлевском варианте нашего 'моста в никуда' [имеется в виду скандальный проект строительства моста стоимостью в 400 миллионов долларов на Аляске, который должен был соединить город Кетчикан с остром Грэвина, где проживает 50 человек - прим. перев.]. И даже финансовый кризис для этого не помеха.

Правительство планирует потратить на строительство крупнейшего в мире подвесного моста более миллиарда долларов; еще как минимум 6 миллиардов пойдут на другие связанные с ним проекты, которые планируется реализовать в этом малонаселенном регионе по соседству с Китаем и Северной Кореей.

Цель этих проектов - позволить Владивостоку достойно принять саммит организации Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества в 2012 г.; еще 6 миллиардов долларов государство выделяет на подготовку к зимней Олимпиаде 2014 г. в курортном городе Сочи на юге страны. Впрочем, сами российские чиновники признают, что расходы на оба мероприятия скорее всего превысят смету: это связано с некачественным планированием и распространенной в стране коррупцией.

Правительство щедрой рукой выделяет средства для владивостокского и сочинского проектов несмотря на то, что финансовый кризис ложится тяжелым бременем на государственный бюджет, и растет озабоченность в связи с плачевным состоянием российской инфраструктуры в целом. Запущенность дорожной сети, портовых сооружений, электростанций и других инфраструктурных объектов давно уже стала тормозом для российской экономики - это подтвердят менеджеры любой транснациональной корпорации, пытающей заниматься бизнесом в этой стране.

Эти масштабные проекты особенно выделяются на общем фоне в свете того, что прочие ассигнования на инфраструктуру правительство в условиях кризиса сокращает. В результате в адрес властей звучат критические замечания: Кремль упрекают за то, что он сосредоточивается на 'показушных' мероприятиях, способных повысить престиж страны, но в долгосрочном плане бесполезных для экономики.

'Очевидно, расходы на владивостокское и сочинское мероприятия лишены какого-либо смысла, - отмечает Иван Чакаров, главный экономист, отвечающий за 'российское направление' в инвестиционной компании Nomura International. - Если российские власти хотят диверсифицировать экономику, снизив ее зависимость от нефтегазового сектора, единственный способ добиться устойчивого роста - это создание реальной инфраструктуры, например, проведение остро необходимого ремонта транспортной системы страны, в том числе обветшавшей железнодорожной сети, а также вложение капиталов в развитие портов и расширение линий электропередачи'.

Еще до финансового кризиса премьер-министр Владимир Путин предложил принять программу модернизации инфраструктуры стоимостью в триллион долларов, но, по словам официальных лиц, большая часть этих планов положена под сукно: предпочтение отдается программам социальной поддержки населения и обеспечения занятости, призванным смягчить напряженность в страдающих от экономической депрессии регионах страны.

По оценкам финансовых аналитиков, в 2008 г. Россия потратила на инфраструктурные проекты примерно 42 миллиарда долларов; это составило 13% от общих бюджетных расходов. Однако в нынешнем и будущем году этот показатель, как ожидается, снизится до 5-7%, причем без вычета целевых ассигнований на проекты во Владивостоке и Сочи.

Проведением Владивостокского саммита 2012 г. Кремль стремится продемонстрировать, что Россия - не только европейская, но и азиатская держава. Тем не менее, представляется крайне маловероятным, что за счет этого Дальний Восток в ближайшем будущем превратится в один из локомотивов экономического роста.

От политического и делового 'ядра' страны регион отделяют тысячи миль; в нем проживает лишь 5% населения России. Обрабатывающая промышленность и связанные с морем отрасли экономики Дальнего Востока со времен крушения СССР переживают резкий спад, а его население сократилось на 25% - с восьми до шести миллионов.

Правительство, тем не менее, надеется произвести впечатление на участников саммита 2012 г., сделав местом его проведения остров Русский, расположенный недалеко от Владивостока. Пока до него можно добраться только на пароме.

В советские времена Владивосток считался стратегическим портом, и был 'закрытым городом', а на острове размещались секретные военные объекты. Сейчас там планируется соорудить конференц-центр, отели и университетский кампус. Впрочем, обеспокоенные объемом предстоящих затрат, власти недавно отказались от планов строительства в городе нового медицинского комплекса и театра оперы и балета.

Проводятся также работы по модернизации Владивостокского аэропорта, а между двумя районами города, чтобы разгрузить пробки, строится еще один мост - поменьше размером. Будет усовершенствована система водоочистки и другая коммунальная инфраструктура.

Вице-губернатор региона Евгений В. Хохолков утверждает, что Дальний Восток остро нуждается в федеральных капиталовложениях, чтобы остановить поток людей, покидающих его и перебирающихся в европейскую часть России. По словам Хохолкова, мост на остров Русский и другие проекты, связанные с саммитом, демонстрируют, что страна уделяет самое серьезное внимание Азиатскому региону. 'Сюда перемещается центр мирового экономического развития, - поясняет он. - Поэтому необходимо, чтобы Россия максимально развивала эту территорию'.

Жители Владивостока традиционно жалуются на недостаток внимания со стороны Москвы, но даже некоторые сторонники усиления роли федерального Центра в их регионе сомневаются в целесообразности грандиозных планов, связанных с саммитом.

'Несомненно, кое-какую пользу он нашему городу принесет, - отмечает Алан В. Гутнов, аналитик из Дальневосточного научно-исследовательского, проектно-изыскательского и конструкторско-технологического института морского флота. - Но лично я считаю, что куда эффективнее было бы вложить все эти деньги в экономику Дальнего Востока. Планируемые сейчас проекты не позволят в будущем создать много новых рабочих мест'.

Когда я побывал на острове Русском в феврале, его жители высказывали неоднозначное отношение к предстоящему саммиту: они понимают, что экономика региона нуждается в поддержке, но беспокоятся из-за ущерба, который строительство может нанести экологии.

Стоя на палубе парома, медленно плывущего по проделанному во льду фарватеру, Наталья А. Андреева (ей 51 год), работающая врачом скорой помощи, рассказывает: по ее мнению, остров надо превратить в национальный парк. 'Посетители серьезно загрязняют остров, - объясняет доктор Андреева. - Они приезжают сюда - паромы битком набиты, а потом я лично хожу и убираю пляжи. Это ужас какой-то. Зачем тратить все эти миллиарды? Достаточно пустить по маршруту современные паромы и катера'.

Когда наше судно приблизилось к Русскому, я увидел, что покрытый льдом пролив усеян закутанными до глаз людьми, сидящими на раскладных стульчиках с удочками над полыньями. Некоторые из них явно находились там уже несколько часов - будто нельзя придумать более интересного занятия, чем сидеть, уставившись на горизонт и ежась от ветра, в надежде, что рыба наконец клюнет.

Среди этих рыбаков был и семидесятивосьмилетний пенсионер Юрий Т. Матвиенко - в прошлом водитель. После крушения коммунистического строя он перебрался с родной Украины на остров Русский, надеясь спокойно провести там остаток дней. 'Я тишину люблю, - рассказывает он. - Если они все это построят, здесь станет больше людей, больше машин, больше проблем, суеты и так далее. Не надо мне этого! Я старик, мне нужен покой - вот и все'.

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.