Если оставить в стороне риторику и фотосессии, на саммите стран Северной и Южной Америки в Тринидаде так и не состоялось полноценного обсуждения политики Соединенных Штатов в отношении Кубы. Тем временем США продолжают задабривать своих правых и электорат Флориды, поддерживая чрезмерно жесткое эмбарго, а такие страны, как Мексика, Чили или Бразилия продолжают по старой латиноамериканской привычке закрывать глаза на отвратительное положение с правами человека на Кубе, задабривая своих левых.

Сейчас перед Америкой опять стоит вопрос о том, что делать с эмбарго. Если президент Барак Обама снимет эмбарго в одностороннем порядке, он покажет братьям Кастро и всей Латинской Америке заодно, что права человека его не волнуют. Более того, если Гавана не сделает шаг навстречу (чего Рауль Кастро (Raul Castro) гарантировать ему не может, тем более, если Фидель вернется к власти), ему просто не хватит голосов, чтобы преодолеть сопротивление в Сенате.

В свою очередь, если г-н Обама ограничится уже объявленными мерами - то есть облегчит перевод денежных средств и посещение родственников и на этом остановится - демократы в Конгрессе, лидеры Латинской Америки и братья Кастро останутся недовольными. Если же он поставит условием снятия эмбарго политические перемены на Кубе, он фактически продолжит ту же политику, которой безрезультатно следовали последние 10 лет его предшественники.

Однако, возможно, способ отыскать квадратуру круга есть. Для начала следует в одностороннем порядке, ничего не требуя от Кубы, отменить эмбарго. Однако взамен ключевые игроки Латинской Америки должны будут вплотную заняться нормализацией отношений между Вашингтоном и Гаваной и принудить Кубу установить представительную демократию и соблюдать права человека.

Такие лидеры, как президент Бразилии Лула да Силва (Lula da Silva), президент Чили Мишель Бачелет (Michelle Bachelet) и президент Мексики Фелипе Кальдерон (Felipe Calderon) - все как один демократы, в свое время боровшиеся с авторитарными режимами и искавшие международной поддержки - проявляют в отношении Кубы невероятный цинизм и бесчувствие. Г-н Кальдерон и г-жа Бачелет забыли о своей преданности демократии и правам человека ради симпатий левых. Г-н да Сильва, сам сидевший в тюрьме в начале восьмидесятых, во времена военной диктатуры, избегает конфликтов, следуя традиционной бразильской политике. Подтолкнув латиноамериканских лидеров к более принципиальной позиции, г-н Обама смешает все карты.

Это даст кубинцам то, что, как они утверждают, им нужно: безусловное снятие эмбарго, начало переговорного процесса и даже, возможно доступ к деньгам международных финансовых институтов. Лидеры Латинской Америки получат уступку со стороны новой администрации по вопросу большой символической важности. А правозащитники - латиноамериканские и не только - увидят, что волнующие их вопросы относительно освобождения политических заключенных, свободы выборов, прессы и собраний задают друзья самой Кубы, а не Вашингтон.

Г-н Обама будет выглядеть великолепно, так как в обмен на сдвиги в политике США лидеры Латинской Америки на практике подтвердят свою преданность принципам, которые уважают и они, и он - таким как демократия и права человека. Если латиноамериканские лидеры начнут открыто выступать за нормализацию, причем не по вьетнамскому образцу (экономические реформы без перемен в политике), это станет для г-на Обамы крупной внешнеполитической победой.

Согласятся ли на это Бразилиа, Сантьяго и Мехико? Может быть, и нет, но попробовать все равно стоит. По сути, единственное, о чем будет просить их Обама - проявить моральную целостность, и поддержать ценности, приверженность которым зафиксирована в их собственных конституциях и договорах.

Купятся ли на этот план кубинцы? При жизни Фиделя - вряд ли. В этом случае, с одной стороны, г-н Обама, конечно, лишится того, что многие ошибочно считают единственным имеющимся у Америки рычагом, не получив взамен ничего. Латиноамериканцы же смогут умыть руки и сказать, что они сделали все, что могли.

Однако с другой стороны, может так случиться, что давлению, направленному на отмену эмбарго, все равно невозможно будет противостоять. Если же пристыдить латиноамериканских лидеров, заставив их выступить в защиту идеалов, которые они проповедуют, они не смогут и дальше притворяться, что ответственность за конфликт целиком лежит на Северной Америке. К тому же само по себе снятие эмбарго может усилить открытость кубинского общества, как это уже произошло во Вьетнаме и в Китае.

Г-н Кастанеда - профессор Нью-Йоркского университета и научный сотрудник фонда 'Новая Америка' (New America Foundation), с 2000 по 2003 год был министром иностранных дел Мексики.

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.