Итак, очередь дошла до Молдовы. Всякий раз, когда вспышка нестабильности сотрясает до основания какую-нибудь из бывших стран-вассалов Москвы, из нафталина извлекаются набившие оскомину еще во времена 'холодной войны' аргументы по принципу 'моральной эквивалентности'. Россия вторглась в Грузию? А разве США не проделали то же самое с Ираком? Москва направляет военные корабли на Кубу? Ну, это все из-за того, что Вашингтон расширяет границы НАТО вплоть до Польши и Грузии.

Сателлиты России в 'ближнем зарубежье' вроде Абхазии и даже Беларуси превратились в 'черные дыры' коррупции и рэкета? А вы посмотрите, что творится в Мексике с ее наркомафией. А как же демократия? Уж лучше помолчите - вспомните, как в первый раз избирали Буша!

Итак, Молдова, неустойчивое постсоветское образование, 'зажатое' между Румынией и Украиной, снова превратилась в пешку на шахматной доске Кремля. Москали помыкали этой страной с тех самых пор, как царская империя захватила ее в 1812 г. Какое-то время цари называли ее Бессарабией. При Советах она стала Молдавской ССР.

Ее территорию резали по живому: молдавские регионы то передавались Румынии или Украине, то забирались у них обратно. Когда СССР распался, Россия утратила не только контроль над Молдовой, но и географическую связь с ней - ведь Украина, расположенная между ними, тоже демонстрирует раздражающую Кремль независимость. Тогда русские дестабилизировали обстановку в стране, подстрекая сепаратистов из самопровозглашенной Приднестровской республики к отделению - точно такой же стратегии она придерживается в отношении грузинских регионов Абхазии и Южной Осетии, и многих других бывших сателлитов. Чего добивается Москва? Она наглядно демонстрирует: если вы 'откололись' от нас, мы расколем вас самих на части.

5 апреля молдаване отправились к урнам для голосования. Похоже, на выборах победила правящая Коммунистическая партия: она набрала почти 50% голосов. Оппозиционные партии заявили о подтасовке результатов; демонстранты, вышедшие в результате на улицы, устроили беспорядки и поджоги. Здание парламента и президентский дворец были разгромлены.

В воздухе носились слухи о мошенничестве на выборах, в частности обвинения в том, что в урны было подброшено 400000 фальшивых бюллетеней, якобы заполненных людьми, которые либо уже умерли, либо находились за границей. Власти объявили о пересчете голосов, но оппозиционные партии бойкотировали эту процедуру, утверждая: сколько ни считай фальшивые бюллетени, результат будет тот же.

Полиция тем временем, жестоко разгоняла демонстрантов - некоторые были убиты, другие попали в больницу. Президент Молдовы - коммунист - обвинил Румынию во вмешательстве во внутренние дела страны и попытках сорвать демократический избирательный процесс за счет подстрекательства оппозиционеров. Те, в свою очередь, заявили, что власти внедрили в их среду провокаторов, которые устраивали беспорядки, давая повод полиции без ограничений применять насилие, чтобы, как говорилось в заявлении Министерства внутренних дел, 'предотвратить гражданскую войну'.

На все это, конечно, можно возразить, что первоначальные результаты выборов были получены законным путем: просто молдаване еще не насытились по горло коммунизмом и наследием прошлого, связывающего их с Россией. В конце концов, именно избиратели привели коммунистов к власти в 2005 г. - молдаване стали первым народом на постсоветском пространстве, добровольно вернувшим им бразды правления.

Но так ли это? Никто ведь точно не знает, что происходило на прошлых выборах в Молдове - тщательного наблюдения за их ходом просто не велось. Однако, если предположить, что их подлинные результаты хотя бы приближались к победе коммунистов, это означает, что в Молдове - как и на Украине, или даже в Грузии, да и во многих других регионах постсоветского пространства - в немалой степени сохраняется ностальгия по советскому строю, с его - пусть сомнительной - стабильностью и предсказуемостью.

Именно эту сферу мы самым непростительным образом отдали на откуп сторонникам 'моральной эквивалентности'. В клинтоновскую эпоху Запад равнодушно наблюдал, как крушение советской административно-командной экономики оборачивается хаосом - и это после того, как он десятилетиями обещал населению СССР счастье и благополучие, которое откроет перед ним демократия, прозрачность и свободный рынок.

Во времена Буша 'цветные революции' отчасти вдохнули новую жизнь в прозападные идеалы, но иракский проект привел к такому взлету нефтяных цен, что Россия получила возможность играть по правилам Запада не менее эффективно, чем он сам. Она пичкала деньгами промосковские движения, поддерживала лояльные аналитические центры, олигархов и медиамагнатов, скупавших в 'ближнем зарубежье' целые отрасли, и воплощавших тем самым в жизнь то, что намеревался сделать Запад.

Теперь принцип 'моральной эквивалентности' снова правит бал. В Грузии только что прошли массовые акции протеста, чьи участники пытались свергнуть проамерикански настроенного президента Михаила Саакашвили. И если грузины с полным основанием усматривают в этих волнениях 'руку Москвы', то молдавский президент-коммунист указывает на причастность Румынии к вакханалии, разразившейся после выборов.

Возникает вопрос: при чем тут Румыния? Откуда у нее возьмутся мощные рычаги влияния, чтобы дестабилизировать обстановку в другой стране? У сочувствующих коммунистам и тут находится ответ: с тех пор, как Румыния в январе 2007 г. вступила в Евросоюз, она превратилась в агента антимосковских сил в 'манихейской вселенной'. В Молдове реально существуют проевропейские настроения, достаточно сильные, чтобы мобилизовать активистов. Так почему промосковски настроенные активисты не могут ответить им тем же?

Как это ни удивительно, - хотя чему здесь удивляться - 'москвоцентричное' мировоззрение встречает весьма сочувственную реакцию у западных апологетов, считающих, что Россия имеет полное право восстановить гегемонию в своей сфере влияния - по той простой причине, что, как они считают, такая сфера есть у США. На каком еще основании они готовы отдать немалую часть планеты на милость Москвы?

И вот еще вопрос: почему на самом постсоветском пространстве столько людей отворачивается от Запада и голосует за коммунистические или социалистические партии во главе с бывшими советскими аппаратчиками? Если послушать их аргументы, не скажешь, что они принципиально 'за' или 'против' кого-то. Все знают, куда может привести путь радикализма, и куда он приводил в прошлом. Но в ситуации неопределенности синонимом стабильности становится сталинский 'закон и порядок', знакомый мир 'кумовского социализма', где эти люди умеют ориентироваться.

Командная экономика позволяет немедленно избавиться от голода и непредсказуемости. А главное - она дает выход из пугающего, зависящего от миллиона случайностей мира безустанного труда, капризов рынка и манящих американских артефактов и обещаний.

Так почему бы не вернуться в надежное лоно 'прошлого без будущего' под диктовку Москвы? Если обе стороны грешат одинаково, какая между ними разница? Недавно, к примеру, Азербайджан провел с Россией переговоры об укреплении двусторонних отношений, поскольку Турция старается наладить контакты с Арменией. Азербайджан грозит изменить маршрут своих нефтегазовых поставок в Европу, направив их через Россию, а не через Турцию.

Глядя на эту 'фаустову сделку' Баку с Москвой, задаешься вопросом: какое 'светлое будущее' готовят подобные пакты Азербайджану или любой-другой бывшей стране-сателлиту, попадающей в зависимость от Москвы? В случае с Азербайджаном, русские просто воспользуются его энергетическими ресурсами, чтобы навязать Европе свою волю - а затем снова 'закрутят гайки' в отношении Баку, который лишится моральной поддержки европейцев. Какую выгоду усматривают в сближении с Россией азербайджанцы, промосковски настроенные молдаване, абхазы, жители Южной Осетии, или армяне?

При всей их необоснованности, аргументы по принципу 'нравственной эквивалентности' не следует сбрасывать со счетов, поскольку многие в них верят, и поскольку Москва весьма умело ими пользуется. Достаточно вспомнить прозвучавшую после вторжения в Грузию 'программную внешнеполитическую речь' Медведева, в которой он заявил, что Москва избавляет другие страны от гнета однополярности, что она бескорыстно приносит в дар другим народам 'биполярный' мир.

Вместо 'биполярности' читай 'моральная эквивалентность'. Попробуем - в чисто полемических целях - преодолеть отвращение и признать это уравнение верным: согласиться с тем, что на международной арене действия Москвы ничем не отличаются в лучшую или худшую сторону от политики Вашингтона. Почему тогда не вернуться в объятия России? В конце концов, почти миллион грузин - и ненамного меньше молдаван - работает в России. Все они говорят по-русски. Так в чем проблема?

Это может прозвучать как пустопорожний до абсурдности риторический вопрос, но от него никуда не денешься. В постсоветскую эпоху мы надменно и ошибочно уверились, что раз и навсегда выиграли спор, что никого и ни в чем убеждать больше не нужно. К такому же выводу - с почти самоубийственными последствиями - мы пришли и в отношении мусульманского мира, позволив разным бородатым пустозвонам, сторонникам 'светского' арабского национализма, и крикливым старомодным 'борцам против империализма' переиграть нас на идеологическом поле.

В Ираке лишь через два года появилось эффективное проамерикански настроенное электронное СМИ - Al Hurrah, и еще год прошел, прежде чем кто-то начал его слушать. На постсоветском пространстве мы прекратили активное противодействие промосковским идеологическим течениям, перестали разоблачать их аргументацию, как мы неизменно поступали в годы 'холодной войны'.

Так почему кто-то должен становиться на нашу сторону? Подумаем, что конкретно мы можем сказать заблуждающимся в Молдове и других подобных ей странах, людям, не способным нащупать четкий путь после столетий москальских интриг? Нужно задавать им вопрос, громко и четко, повторяя раз за разом, чтобы он отпечатался в сознании: разве Москва сделала счастливее хоть один из зависимых народов, оказавшихся в ее сфере влияния?

И еще обратимся к самим русским: вы дали миру столько великих произведений, дающих людям утешение - вы дали миру Чехова и Булгакова, Пушкина и Рахманинова, и многих других! Так откажитесь от империи. Забудьте об американской угрозе, забудьте о НАТО и ЕС, забудьте о 'моральной эквивалентности' - обо всех этих предлогах, оправдывающих путь к варварству. Никто не хочет вас уничтожить. В качестве политической и стратегической силы ваша страна приносила другим лишь страдания. Отпустите молдаван с миром.

Мелик Кайлан - писатель, живущий в Нью-Йорке, обозреватель Forbes.com. Его статья 'Грузия во времена Миши' (Georgia In The Time of Misha) попала в альманах 'Лучшие путевые заметки, опубликованные в Америке' за 2008 г. (The Best American Travel Writing 2008)

Обсудить публикацию на форуме