Возможным сроком открытия армяно-турецкой границы является октябрь текущего года, когда президент Армении посетит Турцию. Об этом заявила директор европейских программ Международной кризисной группы (ICG) Сабина Фрейзер.

"Турция серьезно втянута в этот процесс и проявляет большую заинтересованность в вопросе нормализации отношений. Не будем забывать, что этот процесс начался не вчера. Переговоры между Анкарой и Ереваном уже долгие годы протекают в различных форматах, в основном в секретном формате в Швейцарии", - заметила она.

Затронув вопрос возможного признания "геноцида армян" со стороны президента США, Фрейзер заметила, что если Барак Обама произнесет 24 апреля слово "геноцид", то это "может отрицательно сказаться на итоге переговоров по урегулированию армяно-турецких отношений". "Мы считаем, что нет необходимости в том, чтобы США или Франция толковали историю Турции. Власти и общественное мнение Турции сами в состоянии сделать подобные умозаключения", - заявила Фрейзер.

По ее словам, "принятие любых резолюций на данный момент будет иметь лишь отрицательное влияние, потому что это усилит позиции турецких националистов, которые категорически против любого проявления признания "геноцида", передает радиостанция "Свобода".

Фрейзер также считает, что нормализация турецко-армянских отношений приведет к тому, что армяне еще больше пойдут на уступки в вопросе нагорно-карабахского конфликта. Об этом она сказала в интервью ANS-Press. Фрейзер считает, что, нормализовав отношения с Арменией, Турция может оказать еще большую поддержку деятельности Минской группы ОБСЕ и подтолкнет стороны пойти на соглашение по базовым принципам, являющимся предметом переговоров в настоящее время.

"В результате этого могут быть согласованы и реализованы план ОБСЕ, вывод армянских войск с оккупированных территорий Азербайджана, ввод в регион международных миротворческих сил и возвращение вынужденных переселенцев на свои земли", - отметила С.Фрейзер. По ее словам, если руководство Азербайджана и Армении продемонстрирует политическую волю и пойдет на компромисс, то нагорно-карабахский конфликт может быть разрешен: "Если начнутся вывод войск и возвращение вынужденных переселенцев, это может быть реальным интеллектуальным изменением на всем Кавказе".

Безусловно, пока на повестке дня стоит вопрос открытия турецко-армянской границы, со стороны различных организаций и их представителей будут называться возможные, предполагаемые, а в некоторых случаях и окончательные сроки реализации этого процесса. То же самое, кстати, происходит и относительно сроков урегулирования нагорно-карабахской проблемы между Азербайджаном и Арменией. Самое интересное, что подобные прогнозы почему-то всегда или почти всегда делаются на основании посылок, касающихся предстоящих встреч или глав этих государств, или, на худой конец, глав МИД. Вот, например, все ждали, что 16 апреля между Турцией и Арменией будет подписан какой-то судьбоносный документ. Али Бабаджан, видите ли, будет в это время в Армении. Подписали? Вроде бы нет.

Или, например, каждый раз встречи президентов Азербайджана и Армении и проведенные при этом переговоры расцениваются чуть ли не огромным продвижением в урегулировании карабахского конфликта. Во всяком случае, об этом заявляют сопредседатели Минской группы ОБСЕ. Потом, правда, со временем, пыл остывает и выясняется, что ничего такого существенного не произошло. Как говорится, воз и ныне там.

Но все-таки хоть какой-то резон в этих прогнозах или предположениях есть, на самом деле, чем черт не шутит - во время встреч первых лиц государств или их представителей может приниматься значимое решение. Тем более что детали проводимых переговоров, по большому счету, перед общественностью не раскрываются. С этой точки зрения, приходится соглашаться, что встречи такого уровня могут быть результативными, то есть, несмотря на нереальность самого предположения, этому могут способствовать вышеизложенные доводы.

Еще более фантастическим предположением является мысль о том, что, "нормализовав отношения с Арменией, Турция может оказать еще большую поддержку деятельности Минской группы ОБСЕ и подтолкнет стороны пойти на соглашение по базовым принципам, являющимся предметом переговоров в настоящее время".

Во-первых, даже открыв границы и наладив дипломатические отношения с Арменией, пусть даже при этом напрочь "забыв" про нагорно-карабахскую проблему, у самой Турции проблемы с этой страной не закончатся, а, наоборот, перейдут на другой уровень. У Армении, как видно из заявлений не только партийных лидеров, но и официальных лиц, предлинный список претензий к соседней стране, с которыми Турция будет разбираться, а точнее было бы сказать, от которых будет отмахиваться не один десяток лет. Цена этих претензий очень высока, и вопрос не только в денежном эквиваленте - речь идет о поддержании, а точнее о подпитке коллективной и исторической памяти в контексте армянской идентичности. А для этого, прежде всего, нужно, чтобы отношения с Турцией всегда носили напряженный характер.

Во-вторых, непонятен, прежде всего, сам механизм того, как "Турция сможет оказать еще большую поддержку деятельности Минской группы ОБСЕ и подтолкнет стороны, то есть Азербайджан и Армению, пойти на соглашение по базовым принципам". С другой стороны, возникает вполне резонный вопрос: кто это позволит сделать Анкаре?

Начнем с того, что сегодня противостояние между Россией и США в вопросе урегулирования нагорно-карабахской проблемы становится все более явным: и Россия, и США, и Евросоюз предпринимают самостоятельные политико-дипломатические шаги, не позаботившись даже о видимости координации действий друг с другом. А это означает лишь одно - возможность скорого урегулирования нагорно-карабахского конфликта фактически ставится под вопрос. С другой стороны, ни одна из сторон-посредниц пока не хочет выступить гарантом в вопросе урегулирования данного конфликта.

Например, Россия готова лишь выступить гарантом договоренностей между Азербайджаном и Арменией, и не более того. Кстати, совсем недавно об этом заявил глава МИД России Сергей Лавров, присовокупив к тому же, что Россия вообще не имела никого отношения к этому конфликту. Если вопрос ставится таким образом, то что тогда можно сказать о роли Турции в данной ситуации. Так или иначе, но в то, что Турция возьмет на себя роль гаранта, мало верится, хотя бы потому, что Турция сегодня не в состоянии действовать с позиций реального гаранта. Дело в том, что предоставление военно-политических гарантий мира означает, прежде всего, внедрение в регион миротворческих сил.

Согласится ли Россия на такой консенсус? Бесспорно, нет. Пересмотр своей позиции по нагорно-карабахскому урегулированию для Кремля означает окончательную потерю влияния на Южном Кавказе. Этим обусловлена и текущая активность России вокруг этого региона. Впрочем, к слову сказать, пока ее явно недостаточно для того, чтобы процесс урегулирования был сдвинут с места и чтобы конфликтующие стороны почувствовали, что Москва превратилась в реальный гарант их интересов.

Ко всему прочему в Кремле прекрасно осознают, что открытие турецко-армянской границы - это чисто американский проект. Именно Вашингтон предпринимает в этом направлении активные усилия. И, безусловно, эти действия рассматриваются Россией в контексте общего стремления США прочнее закрепиться на Южном Кавказе. То есть, устойчивая сухопутная связь между Арменией и Турцией позволит поставить вопрос о прокладке через территорию Турции, Армении и Азербайджана трубопровода, предназначенного для экспорта центральноазиатского сырья в обход России. А это осуществимо только после окончательного "отрыва" Армении от России и втягивания этой страны в сферу влияния ну хотя бы Турции. То есть, получив выход к портам Черного и Средиземного морей в Турции, Ереван привяжется к странам Запада и уменьшится его заинтересованность в России. Ведь Армения уже не будет в блокаде и не будет более зависеть от России. Согласится ли с таким положением Россия? Безусловно, нет.

И, наконец, именно сегодня понятие возможной "привязанности к странам Запада" является для России основной проблемой, и это касается не только Армении.

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.