Действия Китая на последнем саммите 'большой двадцатки' еще раз продемонстрировали, насколько удачно у него получается обыгрывать Европу на дипломатическом поле. Его дерзкий призыв заменить доллар другой резервной валютой, прозвучавший накануне саммита, общее одобрение, которое он снискал своим скромным взносом в Международный валютный фонд, наконец, ловкость, с которой президент Ху Цзиньтао (Hu Jintao) оказался в центре в ходе финальной фотосессии мировых лидеров - все это внесло свой вклад в его очередную крупную победу в области пиара.

А тем временем, пока Китай потихоньку продвигается на господствующие позиции, разобщенные лидеры Европы никак не могут решить, как им взаимодействовать с новым гигантом.

Сейчас, когда европейские столицы готовятся к предстоящему в следующем месяце саммиту Китай-ЕС (прошлой осенью он был перенесен после того, как Китай отказался в нем участвовать в знак протеста против визита президента Николя Саркози (Nicolas Sarkozy) к Далай-ламе), европейцам следовало бы понять, что действующая стратегия 'сотрудничества' любой ценой оставляет процесс под контролем Пекина.

Последние 20 лет ЕС претендовал на роль катализатора перемен в Китае - как если бы последний продолжал быть развивающейся страной, легко поддающейся влиянию. В результате сейчас китайские дипломаты относятся к Евросоюзу с пренебрежением. Для них происходящее выглядит как игра в шахматы с 27 противниками, сгрудившимися с другой стороны доски и яростно спорящими, какой ход делать. Как пишет китайский ученый Пань Вэй (Pan Wei), 'ЕС слаб, расколот политически и не обладает значимой военной мощью. С точки зрения экономики, это гигант, но мы больше его не боимся, так как понимаем, что он нуждается в Китае больше, чем Китай в нем'.

Вновь и вновь Франция, Германия и Британия стараются добиться положения привилегированного партнера Китая, хотя Китай дарует этот статус лишь временно и только самому покладистому из претендентов. Несмотря на наказание, выпавшее на долю г-на Саркози и германского канцлера Ангелы Меркель (Angela Merkel) за встречу с Далай-ламой, европейские тяжеловесы упорно продолжают пытаться воспользоваться неудачами друг друга.

Итоги этой борьбы за преимущества плачевны. Британия, яростно боровшаяся за открытие европейских рынков для китайских товаров, так и не смогла убедить Китай открыть ей доступ к его сектору финансовых услуг. У Франции, несмотря на ее коммерческую дипломатию, растет дефицит торгового баланса с Китаем. По мере того, как ползет вверх стоимость китайских товаров, внешнеторговый дефицит растет даже у Германии - традиционного экспортера промышленной продукции.

Деятельность европейских компаний в Китае продолжает встречать больше препятствий, чем деятельность китайских компаний в Евросоюзе. Свое нежелание участвовать в попытках Запада решить проблемы, связанные, например, с репрессивным режимом в Бирме, Китай также демонстрировал не раз. Пекин, конечно, иногда пересматривает свою позицию приемлемым для Запада образом - так он оказал запоздалую поддержку миротворческим силам ООН в Судане и прекратил поставлять оружие в Зимбабве. Однако чаще всего эти перемены отражают непосредственные интересы Китая, а не желание угодить Западу.

Глобальный экономический кризис может убедить Пекин пойти на сотрудничество ради финансовой стабильности. Однако он с той же вероятностью может дать обладающему значительными финансовыми резервами Китаю возможность усилить свои позиции, практически не участвуя при этом в международных планах по спасению экономики.

Европейскому Союзу придется признать исторический подъем Китая и взаимодействовать с ним как с партнером по глобальной экономике - у него просто нет другого выбора. Однако он должен торговаться. В обмен на признание за Китаем статуса рыночной экономики (что должно избавить Китай от опасений относительно европейского уклона в протекционизм) следует добиться от него в качестве уступки серьезного снижения односторонних ограничений на торговлю и инвестиции. В обмен на доступ к европейским компаниям и технологиям Китай также должен стать более открытым.

Кроме этого, Пекин не должен оставаться безучастным к беспокойству Европы в связи с такими вопросами, как распространение ядерного оружия. Если бы, например, Китай поддержал наложенные на Иран санкции, европейцы могли бы снять эмбарго на поставку ему вооружений.

Хотя влияние Евросоюза на положение с правами человека в Китае крайне ограничено, лидеры ЕС не должны лишать друг друга поддержки в угоду Пекину. Им следовало бы напомнить Китаю, что они вправе встречаться с любыми политическими и религиозными фигурами, включая Далай-ламу.

Для начала европейцам следует признать, что ни одна из стран Евросоюза не способна в одиночку оказывать влияние на Китай, однако ЕС в целом является его крупнейшим торговым партнером. В тех случаях, когда Китай менял свою позицию под давлением Европы, например, в отношении санкций ООН против распространения ядерного оружия, это было результатом скоординированных усилий Запада при поддержке объединившегося ЕС.

Инаугурация президента Обамы открыла новую главу в американско-китайских отношениях. Если Евросоюз не хочет оказаться вытесненным на обочину, ему следует предложить что-нибудь, кроме нестройного хора старающихся перекричать друг друга голосов.

Джон Фокс - бывший британский дипломат, работал в Пекине. Франсуа Годеман - видный французский внешнеполитический аналитик. Оба они являются старшими научными сотрудниками Европейского Совета по международным отношениям (European Council on Foreign Relations).

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.