Несомненно, пока что подход президента Обамы - по принципу 'без излишней драматизации' - к ведению предвыборной кампании и управлению страной выглядит вполне результативным, но на мой взгляд, когда ситуация того требует, ему надо научиться 'быть актером'. Театральные эффекты - один из инструментов в арсенале любого лидера, и ослепительная улыбка или грозный окрик, если удачно выбран момент, могут дать больший результат, чем целая пачка установочных меморандумов.

Критики Обамы недовольны тем, что на недавнем саммите стран Северной и Южной Америки, состоявшемся в Тринидаде и Тобаго, он общался с коллегами из Западного полушария на равных. Подобный подход действительно противоречит нашей традиции - которую давно уже пора выбросить на помойку. Если бы президент металлическим голосам раздавал приказы лидерам соседних стран или подтвердил представление о невыносимом высокомерии янки, ни к чему хорошему это бы не привело.

Впрочем, на саммите была пара моментов, когда Обаме целесообразнее было бы нарушить олимпийское спокойствие.

Один из них - встреча с президентом Венесуэлы Уго Чавесом (Hugo Chávez), чей публичный имидж диаметрально противоположен обамовскому. Чавес театрален всегда и во всем. На сей раз он тоже извлек максимальный эффект из знакомства с новым президентом США, поприветствовав его широкой улыбкой и дружеским рукопожатием, и преподнеся в подарок книгу, где в резко осуждающем тоне описывается долгая и болезненная история вмешательства Вашингтона в дела латиноамериканских стран.

Любые разговоры о том, что Чавес представляет какую-то угрозу для Соединенных Штатов, попросту абсурдны. Его зажигательную антиамериканскую риторику невозможно воспринять иначе, как блестящую актерскую игру - особенно в свете того, что он тщательно избегает любых сбоев в экономических отношениях между Венесуэлой и США. Венесуэла владеет в Америке рядом корпораций, включая нефтяную фирму Citgo, и заслужила репутацию надежного поставщика 'черного золота' на ненасытный американский рынок.

Следует также отметить, что свои чрезвычайно широкие для главы исполнительной ветви полномочия - он явно хочет стать пожизненным президентом - Чавес получил путем всенародного голосования. Если американцам он не нравится, то венесуэльцы - по крайней мере большинство из них - придерживаются прямо противоположной позиции. При этом, конечно, нельзя пройти мимо его антидемократических методов - затыкания рта критикам и нейтрализации любой потенциальной оппозиции. Хотя Чавес поддерживает режим Кастро на Кубе с помощью венесуэльской нефти, назвать его образцовым социалистом язык не повернется. Он скорее напоминает классического латиноамериканского диктатора-каудильо, а эта модель власти в 21 веке явно устарела.

Чавес умеет очаровывать людей. Но когда Обама пожимал ему руку, он должен был позой, выражением лица и тоном дать понять, что на него все это впечатления не производит. Чавесовский подарок тоже был продиктован не искренним желанием 'просветить' коллегу, а стремлением нанести оскорбление, и я бы посоветовал Обаме преподнести ему нечто в том же духе.

Второй момент, когда президенту стоило бы пустить в ход актерское дарование, связан с 50-минутным выступлением президента Никарагуа Даниэля Ортеги, опять же клеймившего США за постоянные и злонамеренные 'козни' в Латинской Америке. Позднее, отвечая на вопрос о речи Ортеги, Обама был краток: 'Она продолжалась пятьдесят минут'.

Он поступил правильно, не покинув зал во время этого выступления. Но, как и вызывающий 'подарок' Чавеса, речь Ортеги была намеренной 'пощечиной'. Позднее, когда сам Обама вышел на трибуну, ему следовало предварить свой призыв к установлению 'равного партнерства' с другими странами Западного полушария строгой отповедью тем, кто предпочитает до бесконечности обыгрывать прошлые обиды, а не двигаться вперед.

Признаем, история политики США по отношению к странам Латинской Америки достаточно неприглядна. Признаем также, что Обама однозначно дал понять: США не отказываются от своего лидерства, речь идет лишь о создании новой атмосферы взаимного уважения. Большинство собравшихся на Тринидаде глав государств - включая президента Бразилии Луиша Инасиу Лула да Силвы и мексиканского лидера Фелипе Кальдерона, руководящих двумя крупнейшими в экономическом плане державами Латинской Америки - отреагировали на инициативу Обамы со всей должной вежливостью и с прицелом на будущее.

Чавес, Ортега и некоторые другие лидеры, однако, предпочли вести себя подчеркнуто грубо. И тут Обаме следовало бы преподать им урок президентского гнева.

Я не имею в виду, что Обаме следует изменить собственную личность. Речь идет о том, что он отказывается использовать один из имеющихся в его распоряжении законных политических инструментов. Вот вам другой пример: когда наша общественность возмущалась, что на спасение крупных банков расходуется все больше средств налогоплательщиков, продуманная вспышка гнева позволила бы главе государства овладеть ситуацией.

На саммите Северной и Южной Америки Обама поступил правильно, проявив уважение к лидерам соседних стран - как больших, так и малых. Но те, кто не пожелал проявить ответное уважение к нему, вполне заслужили - в метафорическом плане, конечно, и с учетом общего духа сотрудничества стран Западного полушария - ответной 'пощечины' от нашего президента.

Юджин Робинсорн в 2009 г. получило Пулитцеровскую премию за лучший комментарий

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.