Сегодня, когда в Молдове и Грузии усиливается политический кризис, поляризация сил и напряженность в отношениях между властью и оппозицией, приоритеты на ЕС этих двух стран начинают выглядеть совершенно по-иному, чем еще несколько месяцев назад. Об этом четко свидетельствует то, чем занимаются спецпредставители ЕС в этих двух странах. Учреждая посты спецпредставителей на Южном Кавказе и в Молдове (соответственно, в 2004 и 2005 гг.), Брюссель планировал, что они будут в основном работать над урегулированием конфликтов, связанных с сепаратизмом, но теперь им приходится в первую очередь разбираться с внутриполитическими кризисами в двух государствах.

В ноябре 2007 г., когда в Грузии разразился кризис, спецпредставитель ЕС на Южном Кавказе Петер Семнебю (Peter Semneby) немедленно вылетел в Тбилиси и попытался разрядить напряженность, выступив в роли посредника между властями и оппозицией. Менее двух месяцев назад, когда оппозиционеры приступили к проведению новой серии митингов, требуя отставки президента Саакашвили, Семнебю снова взял на себя посреднические функции.

Спецпредставитель ЕС в Молдове Кальман Мижеи (Kalman Mizsei) занимается тем же самым. После того, как 7 апреля 2009 г. в Кишиневе демонстранты взяли штурмом здание парламента и президентский дворец, а власти ответили жесткими, даже жестокими силовыми мерами, Мижеи немедленно прибыл в Молдову. Он изо всех сил пытался убедить правительство и оппозицию в необходимости политического диалога.

С тех пор оба спецпредставителя почти постоянно находятся в Тбилиси и Кишиневе, выступая в роли посредников между властью и оппозицией. Проблемы, связанные с сепаратизмом, в их повестке дня отошли на второй план.

Это говорит о том, что цели ЕС в отношениях с восточными соседями изменились. До недавних пор Брюссель надеялся добиться воссоединения Приднестровья с Молдовой, а Абхазии и Южной Осетии - с Грузией. Теперь его амбиции куда скромнее - хотя бы не допустить, чтобы та часть Молдовы и Грузии, что еще контролируется их правительствами, сошла с пути демократизации и реформ. И даже эти задачи в среднесрочной перспективе представляются трудновыполнимыми.

Если пару лет назад считалось, что в целом Грузия и Молдова 'движутся в правильном направлении' (осуществляют реформы, предписываемые Планами действий, разработанными совместно с ЕС), и главным источником нестабильности в этих странах являются конфликты с сепаратистами, то сегодня все изменилось. Источников нестабильности стало значительно больше, и их происхождение связано с внутриполитическими процессами: нарастающей централизацией власти и все более широким применением авторитарных методов, поляризаций общества, экономическим кризисом, потасовками на выборах и попытками России воспользоваться некоторыми из этих факторов для расширения собственной сферы влияния. Слабые государства-соседи ЕС, как никогда за последние 20 лет, подвергаются испытанию 'на разрыв' внутренними и внешними силами. Редакция 'Русского журнала', издаваемого близкой к Кремлю НПО, даже посвятила специальный номер необходимости обеспечить 'управляемость' десуверенизацией соседних стран в условиях кризиса. О каком-то 'грандиозном заговоре' речь не идет, но дискуссии о том, как обеспечить контролируемую десуверенизацию постсоветских государств, в России ведутся.

Эти тенденции связаны с рядом политических последствий для ЕС. Во-первых, задачи его спецпредставителей серьезно усложнились. Имеющиеся в их распоряжении команды экспертов по урегулированию кризисов, посредничеству и миротворческой деятельности необходимо дополнить консультантами, специализирующимися на вопросах демократизации и конституционных реформ.

Возможно, однако, что понадобится и полный концептуальный пересмотр политики ЕС в этом регионе. Год назад, когда Швеция и Польша выступили с инициативой Восточного партнерства, в рамках этой программы планировалось решать долгосрочные вопросы институционального строительства и реформ. Но в нынешней обстановке Восточное партнерство необходимо дополнить мерами краткосрочного характера, которые позволят ЕС разрешать политические, экономические, социальные кризисы и проблемы в сфере безопасности в соседних странах.

ЕС гордится своим умением осуществлять 'мягкое влияние'. Но мягкое влияние работает медленно. В соседних странах на востоке потенциальные эффекты мягкого влияния (и Европейской политики добрососедства) зачастую не могут укорениться, поскольку политика Брюсселя не имеет 'средств защиты' от урагана кризисов, бушующего в этом регионе. Задача ЕС состоит в том, чтобы сочетать долгосрочные меры в плане институционального строительства с краткосрочными шагами по обузданию кризисов. К этому Брюссель вынуждает сложившаяся обстановка.

Нику Попеску - научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям (European Council on Foreign Relations) со штаб-квартирой в Лондоне. Он специализируется на проблемах восточных соседей ЕС и России

_________________________________________________________

Какие ветры дуют в молдавские паруса? ("MoldovaNova", Молдавия)

О мониторинге в Грузии ("The Guardian", Великобритания)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.