ПАЛАНГА, 17 мая. Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) в пятницу на день оставил арену предвыборной борьбы в Германии, чтобы совершить визит, который сам глава германского внешнеполитического ведомства и вице-канцлер обозначил как "несенсационный", и принять участие в продолжительном обеде с министрами иностранных дел трех прибалтийских стран - Эстонии, Латвии и Литвы - в литовском курортном городе Паланга на Балтийском море. Однако подобные рабочие обеды имеют также определенное значение в качестве мер по укреплению доверия между друзьями, которые пока дичатся друг друга. Когда дипломатов из прибалтийских стран спрашивают об их отношениях с Берлином, они с удовольствием вспоминают о том, что Германия еще в 1990-е годы поддерживала Эстонию, Латвию и Литву на пути вступления в НАТО и ЕС. Однако зачастую это лишь предисловие к их последующим высказываниям, которое должно смягчить их остроту. Потому что в Прибалтике с некоторым подозрением смотрят на германскую политику в отношении России, ибо Берлин постоянно посылает Москве дружественные сигналы.

У этой подозрительности есть два обоснования. Благоприятное - это предположение о том, что немцы несколько наивны, принимают дружественные жесты со стороны Москвы за чистую монету и не замечают исходящих от России опасностей. Неблагоприятное же обоснование состоит в игре на исторических аналогиях - в конце концов, в прошлом Германия и Россия уже не раз договаривались между собой через голову расположенных между ними стран и за их счет. Когда четыре года назад федеральный канцлер Герхард Шредер (Gerhard Schroeder) и президент России Владимир Путин в большой спешке принимали решение о строительстве газопровода по дну Балтийского моря, в котором прибалты и поляки видят угрозу для безопасности энергоснабжения своих стран, в обиход быстро вошел нехороший термин "пакт Шредера-Путина", как намек на пакт, заключенный между Гитлером и Сталиным. С тех пор как Шредер после поражения на выборах в сентябре 2005 года поступил на работу в консорциум по строительству этого газопровода, его репутация в Прибалтике примерно аналогична репутации Путина.

Предшественник Шредера Гельмут Коль (Helmut Kohl) тоже не пользовался особым уважением в Эстонии, Латвии и Литве: поговаривали, что он ни разу не совершил двустороннего визита в Прибалтику, потому что не хотел сердить российского президента Бориса Ельцина. Появление на этом посту Ангелы Меркель (Angela Merkel), с точки зрения Прибалтики, стало настоящим шагом вперед, поскольку она определенно заявила о своем намерении учитывать интересы маленьких стран-членов ЕС и соблюдала дистанцию в отношениях с Путиным. Однако по различным принципиальным позициям ничего не изменилось: прибалты в рамках Евросоюза и НАТО постоянно поддерживают тех, кто требует придерживаться жесткой позиции в отношении России, в то время как Германия демонстрирует понимание российских интересов и "болевых точек" и хочет их учитывать.

Министр иностранных дел Штайнмайер говорит, что нужно серьезно отнестись к историческому опыту взаимоотношений прибалтов с Россией. Их жесткое отношение к Москве "понятно, но не всегда умно". Когда он в пятницу в одной их гостиниц Паланги встречался с главами внешнеполитических ведомств трех прибалтийских стран - литовским Вигаудасом Ушацкасом (Vygaudas Usackas), латвийским Марисом Риекстиньшем (Maris Riekstins) и эстонским Урмасом Паетом (Urmas Paet) - поначалу тени прошлого вырастали до анекдотических размеров: принимавший гостей Ушацкас сообщил, что то здание, в котором они собрались, было изначально выстроено для советского государственного и партийного лидера Брежнева, но тот никогда здесь не останавливался, и поэтому это место затем стало использоваться работниками КГБ в качестве базы летнего отдыха.

В ходе дальнейших переговоров четырех министров речь зашла прежде всего о России, например, в рамках обсуждения проблемы энергообеспечения или "Восточного партнерства" Евросоюза. Германский министр иностранных дел объясняет, почему, на его взгляд, нужно согласиться на предложения президента России Дмитрия Медведева, касающиеся новой европейской архитектуры безопасности и нового порядка отношений между производителями энергии, транзитными странами и потребителями. Пает, Риекстиньш и Ушацкас, со своей стороны, перечисляют конкретные трудности, имеющиеся во взаимоотношениях с Россией, для урегулирования которых они просят поддержки Берлина. Штайнмайер говорит, что речь идет о том, чтобы создать "основу для доверия", что в анализе происходящего в России их мнения не сильно расходятся и что в отношениях между Берлином и Москвой не происходит никакого сближения за счет прибалтийских стран. И в этой сфере, по его словам, на проходящих ежегодно прибалтийско-немецких встречах на уровне министров иностранных дел был достигнут большой прогресс: "Теперь сами прибалты пользуются тем, что мы оставили открытыми переговорные каналы с Москвой".

Незадолго до окончания встречи ее хозяин Ушацкас и гость Штайнмайер провели на морской пристани незапланированную фотосессию с несколькими дорого одетыми молодыми людьми, которые приехали в Палангу по окончании учебного года - и казались при этом слегка озадаченными подобной дерзостью. Немного позже оба эти господина вместе со своей свитой были уже на обратном пути в аэропорт.

_________________________________________________________

ОккупациЯ по-прибалтийски ("Суббота", Латвия)

Литва? А это где? ("Литовский курьер", Литва)

Траектория нового европейца ("Delfi", Литва)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.