Комиссар Европейского Союза по вопросам расширения Олли Рен (Olli Rehn), судя по всему, очарован Загребом. 'Хорватия неуклонно становится эталоном для остальных стран Западных Балкан', - заявил он два года назад. А совсем недавно, в январе, он похвалил Хорватию за 'явный общий прогресс достигнутый в области продвижения к членству в ЕС'. Это заявление звучит странно, если учесть, насколько Хорватия поражена коррупцией, контрабандой и организованной преступностью. Если она образец для Балкан, тогда регион не ждет в будущем ничего хорошего.

Общебалканское наследие коммунизма и недавних войн привело к возникновению в стране сети коррумпированных политиков, военных и их частных партнеров по криминальному бизнесу. 'Число убийств в гангстерском стиле... беспокоит и шокирует общество', - писал в прошлом месяце Economist. 'Хорватия заражена коррупцией', - отмечает обозреватель Денис Кулиш (Denis Kuljis), добавляя печально, что 'общество не замечает связей, существующих между мафией и некоторыми представителями политической элиты'.

В девяностые, во времена международного эмбарго на поставки вооружения, эта сеть разрослась. В 2006 году в докладе Европейского Союза по организованной преступности было сказано, что преступники 'сумели легализовать свои грязные деньги и получить дополнительные прибыли. Часть преступников даже выглядит теперь успешными бизнесменами'.

По зловещему 'балканскому маршруту' с Востока в Евросоюз поступают наркотики, оружие, незаконно перевозятся люди. По мнению 'Интерпола', основной маршрут, используемый мафией, пролегает через Турцию, Болгарию, Македонию, Сербию, Черногорию, Боснию и Герцеговину, Словению и завершается в Италии или Австрии. Хаос в Афганистане, нестабильность в Пакистане и возрождение террористических сетей - все этот помогает мафии 'балканского маршрута' получать прибыль, доставляя в Европу героин из Юго-Западной Азии.

На корни проблемы указывает Индекс экономической свободы 2009 года, совместно выпускаемый The Wall Street Journal и Heritage Foundation. В области прав собственности (что подразумевает и законность) и свободы от коррупции все Балканские страны числятся в списке 'репрессивных'. Показатели Балкан по законности и правам собственности даже меньше, чем в среднем в Африке. Хорватия набрала в этой категории 30 баллов из 100 и котируется ниже Сербии и Черногории (40 баллов) и Румынии (35 баллов), наравне с Албанией, Болгарией и Македонией. Босния и Герцеговина набрала только 10 баллов, заняв последнее место в Европе.

С учетом этих плачевных показателей, вряд ли Хорватии заслуживает похвал Евросоюза. Между тем в самой стране журналистам, оппозиционным политикам и предпринимателям становится опасно поднимать вопрос о политической коррупции. Только в 2008 году хорватские СМИ упоминали о трех попытках убийства людей, исследовавших данную проблему. Одного из них - известного журналиста Душана Милюша (Dusan Miljus), пишущего об организованной преступности, двое нападавших избили бейсбольной битой, в результате чего он был госпитализирован с серьезными травмами головы. Преступники так и не были найдены.

В прошлом октябре в Загребе был убит известный издатель и журналист, расследовавший связи коррумпированных политиков и организованной преступности, Иво Пуканич (Ivo Pukanic). В его машину была заложена бомба. Журнал Пуканича Nacional привлек внимание общества к так называемому 'необъяснимому богатству' премьер-министра Иво Санадера (Ivo Sanader), которому принадлежит коллекция наручных часов стоимостью 200 000 долларов, и обвинил его в незаконном захвате частной собственности. Сначала г-н Санадер игнорировал обвинения, и только когда они попали в зарубежные СМИ, он признал, что не задекларировал часы, как следовало, при этом не объяснив, как они к нему попали. Обвинения в захвате собственности пока остались без ответа.

Через несколько недель после смерти Пуканича, жителей Хорватии привело в ужас публичное убийство 26-летней Иваны Ходак (Ivana Hodak), дочери адвоката, защищавшего Владимира Загореча (Vladimir Zagorec), бывшего генерала и заместителя министра обороны, который обвинялся в хищении бриллиантов на сумму в 5 миллионов долларов в ходе Балканских войн. Сам г-н Загореч утверждал, что некие неназванные высокопоставленные представители правящей в Хорватии христианско-демократической партии ХДС присвоили крупные средства, ассигнованные на закупки оружия во времена эмбарго, и перевели их на 80 счетов в зарубежных банках. Лидеры ХДС не стали отвечать на эти обвинения, а хорватские власти никогда не пытались их должным образом расследовать.

Те немногие из политиков, кто пытается бороться с этой культурой взяточничества, обычно лишаются должностей. Бывший министр юстиции Весна Скаре-Озболт (Vesna Skare Ozbolt) утверждает, что ее попытки реформировать судебную систему и призвать к ответу коррумпированных политиков привели в 2006 году к ее отставке. После ухода г-жи Озболт, права частной собственности в Хорватии продолжали нарушаться. Огромное количество судебных дел - почти миллион, - большей частью связанных со спорами из-за собственности, в подвластной политическому влиянию судебной системе могут рассматриваться десятилетиями.

Плохо переносит Загреб и критику извне. В апреле правительство назвало 'несправедливым и злонамеренным' материал BBC под заголовком 'Хорватия: проклятие коррупции и преступности', включавший в себя в частности интервью с хорватским журналистом Гораном Флаундером (Goran Flaunder), который заявил: 'У нас говорят, что если Италия - это государство с мафией, то Хорватия - мафия с государством'.

Когда речь идет о вступлении балканских стран в Евросоюз всегда следует помнить о последствиях ускоренного приема Румынии и Болгарии, несмотря на проблемы с организованной преступностью и коррупцией. Лучшей стратегией по борьбе с организованной преступностью и политической коррупцией на Балканах является внешнее давление при активном участии Европейской комиссии и депутатов Европарламента.

Министр юстиции Хорватии просит у Запада еще 42 миллиона евро на судебную реформу. Однако только за последние 12 лет американские налогоплательщики заплатили за реформы в Хорватии уже 500 миллионов долларов без заметных результатов. Тем временем, в рамках помощи для кандидатов на вступление в ЕС, Брюссель намерен выделить Загребу в ближайшие три года еще 472 миллиона евро.

По-хорошему, вместо денег Евросоюзу следовало бы послать в Хорватию судей и прокуроров, которые помогли бы укрепить законность и независимость судебной системы. ЕС также имеет смысл подумать о создании независимого органа, который расследовал бы обвинения в коррупции и выяснял бы, откуда взялись состояния некоторых политиков.

Чрезмерно оптимистичная оценка г-ном Реном 'прогресса' Хорватии заставляет задаться вопросом о надежности процедуры вступления в целом. Расширение ЕС всегда способствовало экспорту демократии, законности и свободного рынка. Однако, занижая стандарты, ЕС рискует в итоге пустить в самый большой в мире торговый блок коварный 'балканский маршрут' вместе с присущими ему организованной преступностью и коррупцией.

Г-жа Срдоч и г-н Ананд Сами - основатели Адриатического института публичной политики (Adriatic Institute for Public Policy).

__________________________________________________________

Проекты и прожекты ("Белорусская нива", Белоруссия)

Добро пожаловать, Албания ("The Financial Times", Великобритания)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.