Президентская кампания в Иране выходит на финишную прямую. После того как кандидатуру нынешнего президента страны Махмуда Ахмадинежада поддержал сам духовный лидер Исламской Республики, это важнейшее политическое событие лишилось главной интриги. В то же самое время ставить точку еще, пожалуй, рано.

Пойдем по порядку. Еще в прошлом году, когда из-за ряда серьезных внутри- и внешнеполитических промахов Ахмадинежад, казалось, стал утрачивать былой ресурс поддержки со стороны верховной духовной власти и некоторых своих соратников, его шансы быть переизбранным на второй срок стали уменьшаться со скоростью сокращения шагреневой кожи из одноименного романа Оноре де Бальзака.

В то же время шансы его потенциальных конкурентов, которые только рассматривались в качестве потенциальных участников президентской гонки, существенно увеличились. Так Али Лариджани, избранному в марте спикером национального парламента, многие эксперты как в самом Иране, так и вне его стали отдавать явное предпочтение. Сам Лариджани, бывший ближайший соратник Ахмадинежада и слывущий умеренным критиком иранского президента, возглавил крыло умеренных консерваторов, предположительно для того, чтобы создать некий противовес иранскому президенту в лагере консерваторов, либо для своеобразной подстраховки, либо для создания видимости плюрализма в правящей команде.

Но, где-то начиная с осени, Ахмадинежад вновь стал восстанавливать утраченное влияние, эксплуатируя главным образом тему форсирования ядерной и космической программы, а также демонстрируя внешнеполитическую активность. Кампания Израиля в Газе и смена хозяина в Белом доме подыграли иранскому президенту. А вот его критики несколько поутихли, а в ряде случаев были вынуждены соглашаться с действиями властей.

Так или иначе, с приближением сроков президентской кампании ее потенциальные участники отдавали себе отчет, что должны выступать с такой критикой, которая должна бить, что называется, наповал, при этом критики должно быть не просто много в количественном измерении, но и много в плане весомости выдвигаемых аргументов.

Иранский политический истэблишмент традиционно принято разделять на так называемых консерваторов и так называемых реформаторов с той долей условности, с которой иранскую политическую систему можно было бы считать разновидностью демократии. При этом над всей системой стоит власть духовная, которая, обладая реальными рычагами воздействия, пристально следит за тем, насколько то, что происходит, соответствует принципам исламской государственности, провозглашенным Исламской революцией. То есть, духовенство обладает правом вмешиваться, что западные эксперты считают главным основанием считать иранскую политическую модель антидемократической.

В этих условиях борьба двух лагерей между собой воспринимается как игра в демократию. Но тот, кто наблюдал за выборами в Иране, имел возможность судить, что накал страстей в этой борьбе ничем не уступает накалу страстей в выборных кампаниях, проводимых в той же Великобритании, Германии или в самих Соединенных Штатах. Вот и на этот раз, несмотря ни на что, противостояние претендентов обещает быть жарким. Весь вопрос в том, насколько сами претенденты оценивают свои шансы на победу.

Интересно, что реформаторы идут на выборы с двумя бывшими соратниками лидера Исламской революции аятоллы Хомейни. Люди, бок о бок с отцом-основателем возводившие здание новой иранской государственности, теперь выступают ярыми сторонниками его реконструкции. Это Мир-Хосейн Мусави, бывший в 1981 году министром иностранных дел Ирана, а вслед за этим вплоть до кончины Хомейни премьер-министром страны, и Мехти Карруби, дважды избиравшийся спикером парламента, правда, уже после Хомейни. А вот консерваторы, помимо действующего президента, представлены независимым кандидатом Мохсеном Резайи, который в 1981-1997 гг. возглавлял Корпус стражей Исламской революции, а в настоящее время является секретарем Совета целесообразности. Реформаторы полагают, что вопрос о целесообразности его участия в нынешней президентской кампании был решен на самом высоком в Иране уровне.

Наблюдатели полагают, что, несмотря на очевидную разность шансов, борьба будет как минимум интересной. Допустим, если Мехти Карруби и является самым слабым кандидатом, то его голоса, в случае если он сойдет с финишной прямой или не пройдет во второй тур, могут достаться как реформаторам, так и консерваторам. Но кому из консерваторов - Ахмадинежаду или Резайи - они достанутся, сказать трудно. А вот утверждать, что Мосхен Резайи выступает в качестве дублера Ахмадинежада, как это может показаться на первый взгляд, пожалуй, никак нельзя. Кадровый офицер, пользующийся значительной поддержкой силовых структур, он представляет умеренных консерваторов, которые стали отмежевываться от политики действующего президента уже с 2007 года. В прошлом году именно они, заручившись поддержкой большинства избирателей, стали фаворитами парламентской кампании.

Оппоненты иранского президента вменяют ему в вину слишком резкую внешнюю политику, неумение вести дипломатические кампании в условиях международного давления в связи с проведением национальной ядерной и космической программ, слабый менеджмент экономики на фоне падения цен на нефть, растущий дефицит бюджета, сокращение реальных доходов населения и пр.

Что же касается самого Ахмадинежада, то он, по всей видимости, чувствует себя весьма спокойно, в свойственной ему манере парирует выпады оппонентов и использует любой удобный момент для пиара своей политики. Так недавно он собственнолично заявил об успешном испытательном запуске новой двухступенчатой ракеты средней дальности.

Разработанная иранскими специалистами ракета 'Седжил' класса 'земля-земля' обладает максимальной дальностью полета до двух тысяч километров, т.е. способна поражать цели своего главного и извечного врага - Израиля, а это уже серьезный аргумент в президентской гонке.

Примечательно, что название ракеты Sejil' переводится как 'обожженная глина'. Оно упоминается в одной из сур Корана. В ней рассказывается о том, как Аллах наслал на врагов священной Мекки защиту 'с воздуха'. Стая птиц забросала противников камнями из обожженной глины. Использование положений священного писания в качестве аргументов в споре с оппонентами - это тоже особенности иранской политики.

Обсудить публикацию на форуме

_____________

Иранский Обама пользуется Facebook для ведения избирательной кампании ("Epoca", Бразилия)

Новый претендент на президентство Ирана ("Project Syndicate", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.