6-7 июля президент США Барак Обама посетит Москву - и это станет первой настоящей проверкой его попытки 'перезагрузить' американо-российские отношения. Будучи в Кремле, Обама должен четко сформулировать, что является предметом для торга, а что нет.

Говоря о второй категории, Обама должен указать российскому президенту Дмитрию Медведеву и премьер-министру Владимиру Путину на необходимость покинуть грузинские территории, оккупированные российской армией с момента российской атаки на Грузию в прошлом году. Это не просто одолжение для проамериканской демократической страны - вся политика 'перезагрузки' зависит от этого.

Начиная с 7 августа 2008 года, российские танки вторглись в Грузию, продвинувшись далеко за пределы поддерживаемых Москвой сепаратистских территорий Южной Осетии и Абхазии, откуда они появились. Они захватили город Гори, шоссе Восток-Запад, соединяющее столицу Грузии Тбилиси с Черным морем, порт Поти и части западного района Мингрелия.

В то время, как администрация Буша пребывала в коме, французский президент Николя Саркози провел переговоры по поводу соглашения о прекращении огня, которое и было подписано 12 июня Медведевым, грузинским президентом Михаилом Саакашвили и Саркози от лица Европейского союза, где Франция в тот момент занимала пост президента.

По условиям этого соглашения, Россия согласилась вывести свои войска на позиции, занимаемые до 7 августа, т.е. вернуться на миротворческие базы в Абхазии и Южной Осетии и сократить численность солдат до довоенного уровня. Москва также согласилась полностью вывести войска из районов Грузии, прилегающих к сепаратистским территориям. Она не сделала ни того, ни другого. Сегодня, почти десять месяцев спустя, российские войска продолжают оккупировать Абхазию и Южную Осетию, а также прилегающие к ним район Ахалгори и деревню Переви.

Существуют три причины, по которым Обама должен потребовать, чтобы Россия начала соблюдать соглашение.

Во-первых, хотя некоторые и могут посоветовать президенту не определять жестких границ для обсуждений, чтобы не испортить атмосферу саммита, неопределенность несет в себе больший риск. Если для переговоров и последующих американо-российских отношений не установить четкие границы, новый американский президент рискует провалиться в бесцельную дипломатию фотосессий, наивных заявлений о дружбе и безответных уступок.

На июльском саммите Южная Осетия, Абхазия, Ахалгори и Переви будут не просто удаленными грузинскими территориями; они станут фундаментальной проверкой того, будет ли Россия соблюдать международные нормы, и имеет ли подпись российского президента хоть какую-то ценность - в общем, есть ли в американо-российских отношениях что-нибудь достойное 'перезагрузки'. Ситуация в Грузии является отражением глобальных тенденций.

Даже если обсуждение Грузии служит хорошим предзнаменованием, Обаме все равно придется серьезно торговаться с Медведевым. США и Россия занимают противоречивые позиции по поводу расширения НАТО и противоракетной обороне [в Восточной Европе], и их позиции по Ирану или разработке альтернативного маршрута поставок в Афганистан далеко не так близки, как предполагают многие американские аналитики.

У Москвы нет ни желания, ни влияния на Тегеран, чтобы оказывать значительное сопротивление ядерной программе Ирана.

Что касается Афганистана, то Медведев и Путин, конечно же, не воины джихада, и они поддерживают усилия США и НАТО так как те предотвращают распространение радикального ислама в Среднюю Азию, Поволжье и на Северный Кавказ. Однако, им точно так же не нравится американское влияние и присутствие в Евразии - и они будут счастливы наблюдать за тем, как Америка и 'Талибан' десятилетиями пьют друг из друга соки.

Доказательством этого служит вред, который Москва принесла, вышвырнув Америку из ключевого транспортного узла на авиабазе Манас, в Кыргызстане. Россия будет сотрудничать до определенного момента, но она хочет стоять на входе к любому американскому маршруту в Евразии.

Понимая это, Америка должна сотрудничать с Россией до возможной степени, однако, Вашингтон не должен подряжать Москву представлять свои интересы в коридоре 'Восток-Запад'. Вторая причина, по которой Обама должен заставить Медведева соблюдать соглашение о прекращении огня, состоит в том, что российские войска, оккупирующие Грузию находятся в позиции, позволяющей им атаковать коридор 'Восток-Запад' -- дороги, железные дороги и даже энергетические трубопроводы.

Грузия является западными воротами в коридор 'Восток-Запад', который может помочь форсировать коммерческие связи не только в сфере нефти и газа. У нас есть возможность связать Каспийское море и центральную часть Евразии с Черным морем, Дунаем, Средиземным морем и Атлантическим океаном. С коммерцией всегда приходят люди, поэтому коридор 'Восток-Запад' также станет магистралью идей, что является, пожалуй, самой важной возможностью.

Тем временем, чтобы помочь НАТО открыть альтернативный маршрут в Афганистан, Грузия предлагает свою территорию, материальную базу и материально-техническое обеспечение. Конечно, Америке и ее союзникам по-прежнему придется достигать соглашений с Азербайджаном и некоторыми среднеазиатскими государствами. В геополитических интересах Америки - делать это напрямую, если возможно, то с помощью России, но не при ее посредничестве.

Это ведет нас к третьей и, возможно, самой важной причине, по которой Обама должен поддержать Грузию во время своих предстоящих встреч в Москве: демократическая Грузия - это лучший союзник Америки в регионе. Несомненно, Грузия сталкивается с проблемами; она развивается. Возможно, как говорят некоторые протестующие, недостаточно быстро, но их затянувшееся присутствие на улицах Тбилиси подчеркивает демократичность Грузии.

Грузины должны сами решить, каким будет их будущее, но президент Обама можно 'перезагрузить' международные условия, в которых развивается их демократия.

Дэвид Смит является директором грузинского Центра анализа безопасности в Тбилиси и старшим научным сотрудником Потомакского института политических исследований в Вашингтоне.

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.